Шебзухова Ф. Х. К истории крестьянского законодательства в россии I четверти XIX в



Скачать 117.62 Kb.
НазваниеШебзухова Ф. Х. К истории крестьянского законодательства в россии I четверти XIX в
Дата25.05.2013
Размер117.62 Kb.
ТипДокументы
источник

Шебзухова Ф.Х.

К ИСТОРИИ КРЕСТЬЯНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РОССИИ I ЧЕТВЕРТИ XIX в.

Крестьянский вопрос был одним из актуальных на протяжении многих веков российской истории. С первых дней царствования Александр I стремился решить эту сложнейшую проблему. Уже 26 июля 1801 г. царь подписал Указ «О наделении удельных крестьян при межевании земель в Симбирской, Саратовской и Оренбургской губерниях 15 десятинной пропорцией». Согласно этому документу при генеральном размежевании земель в указанных губерниях к селениям ведомства Удельного Департамента добавлялось недостающее по пятой ревизии число наделов на душу, исчисляемое «15 десятинной пропорцией» (надел земли размером не меньше 15 десятин). При этом не исключались и те селения, которые во время предыдущего размежевания были обезземелены. Земли отмежевывались из смежных казенных земель на равных с последними условиями, «безденежно»1, т.е. без оплаты ее стоимости.

Следующим шагом в решении крестьянского вопроса стал Указ от 12 декабря 1801 г. «О разрешении не дворянам (купцам, мещанам, государственным крестьянам) покупать незаселенные земли и вести на них хозяйство с помощью наемного труда»2. Задуманный для поддержки зажиточных слоев населения и продиктованный нуждой правительства в деньгах указ по своей направленности мог бы способствовать развитию буржуазного землевладения в России.

Однако его претворение в жизнь осложнялось объективными обстоятельствами: земля не покупалась по причине отсутствия свободных рабочих рук. Продаваемые указанным категориям населения земли, как правило, располагались далеко и были мало заселены. Поэтому использовать законодательно представленные возможности найма не удавалось, а переселять наемных людей из густонаселенных территорий правительству было непосильно. И тем не менее, этот указ создал важный прецедент, поколебав монополию дворянства в сфере землевладения.

Серьезное недовольство в обществе вызывали объявления в прессе о продаже крестьян с раздроблением семьи. Продажа крепостных без земли практиковалась в продолжении всего царствования Екатерины II, имела она место и при Павле I, что вызывало брожение среди крестьян и определенные опасения в обществе. Начав свое правление с исправления наиболее одиозных распоряжений своего отца, 28 мая 1801 г. молодой император подписал Указ «О запрете печатать в Санкт-Петербургских ведомостях объявлений о продаже крестьян без земли с раздроблением семьи». Однако помещики легко обходили этот указ, часто заменяя слово «продажа» другими словами: «сдается в наем», «отдается в услужение» и т.п.

20 февраля 1803 г. император подписал именной Указ Сенату «Об отпуске помещиками крестьян своих на волю по заключению условий на обоюдном согласии основных»3. Появлению этого документа предшествовало ходатайство к императору Действительного Тайного Советника графа Сергея Петровича Румянцева о разрешении при «увольнении» своих крепостных отпускать их с землей по обоюдному согласию. Учитывая, что подобная практика не имела места в России, С.П. Румянцев предложил издать соответствующий закон.

Статья первая этого документа оговаривала условия заключения сделки. Помещик получал право отдельными семействами или целыми селениями освобождать крепостных, наделяя их определенным участком земли. Размер земли определялся произвольно договаривающимися сторонами. Для этого необходимо было составить прошение через Губернского Предводителя Дворянства на имя Министра Внутренних дел для рассмотрения и передачи императору. И только после принятия решения о его согласии, дело передавалось в гражданскую Палату для определения законных пошлин4.

Согласно Указу сохранялись и крепостные обязательства. В случае смерти помещика его права переходили к его наследникам, которые вступали в полные права и обязанности. В документе оговаривались условия разрыва сделки и его последствия. При неустойке и нарушении условий одной из сторон присутственное место разбирало жалобу и «чинило взыскание на общих узаконениях о контрактах с крестьянами». При этом если крестьянин или целое селение не выполняло своих обязательств, то они возвращались помещику с землей во владение на прежних основаниях5.

Отпущенные помещиками с землей крестьяне и селения, если не пожелают перейти в другие сословия, могли остаться на собственных землях землевладельцами и составить особое состояние свободных хлебопашцев. В разряд свободных хлебопашцев могли вступать также дворовые и отпущенные ранее на волю крестьяне. Эти условия распространялись и на тех крестьян, которые уже были в других состояниях, но изъявили желание перейти в разряд землевладельцев. При этом автоматически на них распространялись все обязанности свободных хлебопашцев6.

Указ регламентировал их обязанности. Отпущенные на волю крестьяне и владеющие землей в собственности должны были наравне с помещичьими и другими казенными крестьянами, выполнять рекрутскую и другие повинности, но не платили в казну оброчных денег7. Как только крестьяне получали землю в собственность, им предоставлялось право продавать ее, закладывать, оставлять в наследство. При этом запрещалось дробить землю на участки менее 8 десятин. Им также предоставлялось право покупать землю и в других губерниях, но не иначе, как с ведома Казенной Палаты для перечисления подушной подати и рекрутской повинности8.

На крестьян, владеющих недвижимой собственностью, распространялись права землевладельцев, а следовательно, и право перехода в другие состояния, а потому указы 1761 и 1765 гг., запрещавшие крестьянам вступать в другие «условия» (состояния), без дозволения их начальства, на них уже не распространялись. В случае, если крестьяне, отпущенные помещиком на волю с землей, состояли в казенном или частном залоге, они могли с согласия кредиторов взять на себя долг на имение с обязательством его последовательной выплаты9.

Разрешение крестьянам переходить в разряд свободных хлебопашцев мотивировалось интересами помещиков

.Считалось, что таким образом помещики могут получить большую цену за землю, нежели при продаже ее в другие руки. Необходимо отметить, что этот указ носил не обязательный, общегосударственный, а рекомендательный, частный характер, поэтому им воспользовались немногие. Достаточно отметить, что за время царствования Александра I в разряд свободных хлебопашцев поступило чуть более 47150 крестьян мужского пола. По данным А.А. Корнилова безвозмездно на волю было отпущено 7415 душ, из которых 7 тыс. были освобождены в виде исключения без земли по духовному завещанию одного из помещиков. В остальных случаях земля крестьянами покупалась10

Малый процент крестьян, перешедших в разряд свободных хлебопашцев, объяснялся помимо нежелания помещиков предоставить им свободу даже за выкуп и тем, что выкупная сумма была слишком высокой ценой (400 руб. за одну душу мужского пола). Эта сумма равнялась 20 годовым оброкам. Нередки были случаи, когда получивший волю крестьянин оказывался не в состоянии заплатить выкуп. Правда, государство давало рассрочку, но под высокие проценты. Не выполнившие эти условия возвращались в состояние крепостных крестьян.

Указ 1803 г. не только не разрушал сословную структуру общества, а скорее закреплял ее, создавая особую категорию населения, занимающую среднее положение между государственными и помещичьими крестьянами. Значение Указа в том, что он декларировал возможность государственного вмешательства во взаимоотношения помещиков и крестьян, закреплял в качестве непременного условия наделение крестьян землей при освобождении. Немаловажно было и то, что правительство в отдельных случаях выделяло крестьянам пособие для выкупа земли, что создавало прецедент, использованный при проведении Великой реформы 1861 г.

20 февраля 1804 г. Александр I утвердил «Положение о крестьянах Лифляндской губернии». Обращает на себя внимание тот факт, что инициаторами принятия данного положения выступили помещики, напуганные размахом крестьянского движения. Данное «Положение» было разработано Петербургским особым комитетом, в состав которого входило 2 представителя от помещиков региона.

Согласно документу запрещалось продавать и закладывать крестьян без земли11. Крестьянам предоставлялись личные гражданские права, вводилось крестьянское самоуправление: наследственные владельцы могли потерять землю лишь на основании решения суда; барщина ограничивалась двумя днями в неделю; устанавливались правила, по которым в оброчных имениях денежные повинности не могли быть произвольно увеличены помещиками, а сокращение земельных участков крестьян могло производиться только за «особое вознаграждение».

Запрещалось без согласия крестьян их переселение из одного поместья в другое, принадлежащее разным владельцам, или переход из одного дистрикта в другой. Этот переход мог быть осуществлен только по добровольному согласию крестьянина, что должно было быть засвидетельствовано в приходском суде12. Если крестьянин добровольно согласится перейти в число дворовых людей или «добровольно сделается ремесленником и художником, а потом пожелает возвратиться в крестьянство», то должен был заплатить помещику издержки на свое обучение или прослужить ему известное число лет по приговору приходского суда13.

Оговаривалось попечительство помещиков над сиротами. Если помещик примет на себя сироту и обучит его какому-либо полезному труду и работе, доставляющему ему надежное пропитание, то такой крестьянин - сирота обязывался в числе дворовых прослужить помещику 12 лет от момента совершеннолетия. Регламентировались и права на собственность крестьян. Дворовые люди, принадлежавшие беспоместным дворянам и чиновникам, могли равномерно поступать в раздел по наследству.

Дворовые, как и другие крестьяне, при вступлении в брак пользовались одинаковой свободой и также имели равные права на движимую и недвижимую собственность14. Они получали право покупать землю в собственность, продавать и наследовать ее, как и другие «состояния» (сословия) в государстве. Все движимое благоприобретенное крестьянином имущество, в чем бы оно не состояло, становилось его неотъемлемой собственностью, которой он мог распоряжаться по своей воле: продавать, дарить, закладывать, передавать по наследству15. «Положение» закрепляло размер земли, который мог иметь крестьянин, сколько на нем должно быть работников мужского и женского пола. При этом отмечалась необходимость наделения крестьян не только пахотой, но сенокосами и огородами, а также объем и характер вспомогательных работ16.

Статьями данного документа регулировалась подсудность крестьян, состав крестьянских поместных и приходских судов, а также их повинности. Так, дворовые крестьяне должны были нести рекрутские повинности наравне с другими категориями крестьян. В 1805 г. данное положение было распространено и на курляндских крестьян.

Прибалтийское дворянство проявляло крайнее недовольство законами 1804 и 1805 гг. В частности, дворянское собрание Эстлянской губернии предложило проект полного освобождения крестьян, но без земли. Возможно, этот проект и был бы претворен в жизнь, но помешала Отечественная война 1812 г. К вопросу об освобождении крестьян правительство вернулось уже после окончания войны. 23 мая 1816 г. император подписал «Положение об Эстляндских крестьянах»17. В 146 параграфах этого «Положения» оговаривались права крестьян на собственность, наследование, условия опеки, частное право, давались разъяснения о мирских обществах крестьян. Данный документ свидетельствовал о полной отмене крепостного права в Эстляндии, но при этом вся земля оставалась в собственности помещиков.

По «Положению» эстляндские крестьяне могли арендовать землю, а в перспективе выкупить обрабатываемый надел. Устанавливался 14-летний переходный период, в течение которого помещик в значительной степени сохранял свою власть над крестьянами. Данный закон поставил крестьян в полную экономическую 'зависимость от помещиков. В 1818-1819 гг. такой же закон был утвержден в Курляндии и Лифляндии. 26 марта 1819 г. было подписано «Положение о лифляндских крестьянах»18. В нем нашли отражение условия перехода лифляндских крестьян в свободное состояние, их преимущества и положение о мирских обществах.

В этом документе подчеркивалось, что Лифляндское и Эзельское рыцарство отказывается «на вечные времена от бывших доселе крепостных и наследственных прав», но оставляет при этом за собой полное право собственности на землю и неограниченное право пользоваться ею. Личную свободу получали крестьяне как в поместьях, так и в городах. При этом крестьяне разделялись на общества, которые имели своих старшин и состояли в ведении мирского суда, а высшими инстанциями учреждались приходские и уездные суды. Самой высшей инстанцией назначался Гофгерихт (учреждение, куда поступали дела на ревизию по отделению крестьянских дел).

Отмечалось, что Лифляндские крестьяне при постепенном «отпущении на волю», составляют свободное состояние. К состоянию крестьян принадлежали все приписанные к мирским обществам. Они передавали свои личные права жене и детям обоего пола, но при этом дети женского пола со времени вступления в замужество причислялись уже к состоянию своих мужей. Теперь «вольный человек» не принадлежал к поместью, а следовательно приобретающий личную свободу крестьянин не мог быть продан вместе с поместьем. Оговаривались и повинности крестьян.

В частности, крестьянин был обязан исполнять все общественные подати и повинности. Для обеспечения доходов казны «каждое общество обязывалось ответствовать за несостоятельных к платежу податей». Однако же лифляндские крестьяне имели право приобретать в собственность недвижимое имение кроме дворянского поместья19. Таким образом, в нарушение законов 1804-1805 гг., несколько ограничивших помещичьи произвол и улучшивших правовое положение крестьян, прибалтийское крестьянство в 1816- 1819 гг. оказалось не только лично свободным, но также «свободным и от земли».

Такой исход дела представлялся весьма выгодным и для помещиков литовских и близлежащих российских губерний. Крестьянский вопрос еще не раз обсуждался в правительстве. С разными проектами решения крестьянского вопроса выступали известные государственные деятели: П.Д. Киселев, П.А. Вяземский, Н.С. Мордвинов, Н.Г. Репнин, А.А. Аракчеев. Наиболее благоприятное впечатление на Александра I произвели записки Н.И. Тургенева, в которых предлагалось освободить крестьян непременно с землей, и план постепенного, поэтапного освобождения крестьян от крепостного права, предложенный Е.Ф. Канкриным. Существует мнение, что именно записка Е.Ф. Канкрина побудила императора поручить А.А. Аракчееву разработать проект постепенного освобождения крестьян.

Было предложение о создании специального общества помещиков для содействия уничтожению крепостного права, но оно было отклонено. Последний раз в царствование Александра I обсуждение крестьянского вопроса происходило в 1820 г. Речь шла об уничтожении личного рабства, т.е. права владения дворовыми, но при его обсуждении в Государственном Совете проект встретил большое сопротивление и был отклонен.

Таким образом, одной из важных проблем внутренней политики царизма в I четверти XIX в. стал крестьянский вопрос. Последовательность и эффективность его решения зависела от разных факторов: от отношения к проблеме общества, позиции разных слоев дворянства, личности самого императора, выдававшего свои мечты за реальность, внешнеполитической обстановки, не позволяющей заниматься ею последовательно. В силу этих и многих других причин правительство оказалось неспособным провести ни одной реформы, имеющей общественное значение. Но тот факт, что к крестьянской проблеме правительство обращалось так часто, говорит о том, что уже в начале XIX в. сама жизнь поставила вопрос о необходимости отмены крепостного права. Однако российское общество оказалось не готовым на этом этапе к столь серьезному шагу оно лишь соглашалось при определенных условиях, на поэтапность решения проблемы. И тем не менее, уже в то время многие представители высшего сословия стали понимать необходимость освобождения крестьян с землей, заговорили о праве крестьян на недвижимую собственность, о возможной помощи государства крестьянам в приобретении земли, о мирском управлении, наконец, был создан прецедент для вмешательства государства во взаимоотношения помещиков и крестьян. Многие составляющие крестьянского вопроса, обозначенные в указанный период, были решены только через полвека Великой реформой 1861 г.

Примечания

  1. Полное собрание законов Российской империи. (Далее ПСЗ) Собр. I. Т. 26. СПб., 1830. Док. № 19. 930.

  2. Там же. Док. № 20. 075.

  3. Там же. Т. 27. Док. № 20. 620.

  4. Там же. Ст. 1.

  5. Там же. Ст. 3-4.

  6. Там же. Ст. 5.

  7. Там же. Т. 27. Док. № 20. 620. Ст. 6.

  8. Там же. Ст. 8.

  9. Там же. Ст.9.

  10. Корнилов А. А. Курс истории России XIX в. М., 1993. С. 70.

  11. ПСЗ. Т. 28. Док. №21.162.

  12. Там же. Ст. 8.

  13. Там же. Ст. 9, 28, 29.

  14. Там же. Ст. 31, 43.

  15. Там же. Ст. 49, 50, 58.

  16. Там же. Т. 33I. Док. № 26. 279.

  17. Там же. Т. 36. Гл. I. §1,2.

  18. Там же. § 47-49.

  19. Там же. §51-54.


Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru