В. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ. Ростов-на-Дону 1998 г



НазваниеВ. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ. Ростов-на-Дону 1998 г
страница3/7
Дата08.10.2013
Размер1.62 Mb.
ТипРеферат
источник
1   2   3   4   5   6   7
Глава IV. ПСИХОЛОГИЯ СТАРЕНИЯ.

^ Характерологические изменения в пожилом возрасте. Для

многих людей любое слово, корень которого "псих" сразу вызывает ассоциацию с отклоняющемся поведением, аномальностью. Для них почти тождественны обозначение разных специальностей: психолог, психиатр, психотерапевт, психоаналитик, психопатолог. По их представлениям все они работают с психами, психопатами, психически больными. И потому, обратиться за советом, консультацией к таким специалистом - значит самому признать себя ненормальным человеком.

Существуют ли какие-либо особенности психологии пожилого и более старшего возраста? Безусловно. Но, к сожалению, мало кто знает эту элементарную истину и понимает, что поступки, реакции пожилого человека следует оценивать с поправкой на возраст, что у разных возрастных групп разнятся ценностные установки.

Изменения в характере пожилого человека объясняются ослаблением контроля над собственными реакциями, возможно, что те черты, которые раньше удавалось маскировать, понимая их непривлекательность, вышли на поверхность. Кроме того этому возрасту свойственен эгоцентризм, нетерпимость к каждому, кто не проявляет должного внимания, причем это "должное" на самом высоком уровне. Все окружающие зачисляются в эгоисты, коль скоро они не поглощены заботой о старом человеке. Как говорят: "Эгоист - это тот, кто любит себя больше, чем меня".

Характерологические изменения свойственные этому возрасту, можно классифицировать по трем сферам. В интеллектуаль-

40


ной - появляются трудности в приобретении новых знаний и представлений, в приспособлении к непредвиденным обстоятельствам. Трудными могут оказаться самые разные обстоятельства и те, которые сравнительно легко преодолевались в молодые годы (пере-езд на новую квартиру, болезнь, собственная или кого-то из близких), а тем более прежде не встречавшиеся (смерть супруга; ограни-ченность в передвижении, вызванная параличом; полная или час-тичная потеря зрения). В эмоциональной сфере - неконтролируемое усиление аффективных реакций (сильное нервное возбуждение), со склонностью к беспричинной грусти, к легко появляющейся слезливости. Поводом для реакции может послужить кинофильм о прошлых временах, и не потому, что жаль эти времена, а жаль себя в этих временах, или разбитая чайная чашка и опять не чашку жаль, а то, что вместе с ней уходит что-то памятное. В моральной сфере -отказ от адаптации к новым нормам морали, манерам поведения. Резкая, доходящая до грубости, критика этих норм и манер.

На Западе люди разных возрастов пользуются услугами психоаналитиков. С таким специалистом можно посоветоваться о своем душевном состоянии. Психологические консультанты стремятся понять клиента, помочь ему увидеть себя с лучшей стороны и осознать свою ценность как личности. Основатель этого направления австрийский врач Зигмунд Фрейд занимался теорией и практикой лечения неврозов. Смысл направления состоит в выявлении и анализе подавленных (вытесненных из сознания) психических переживаний, которые согласно этой теории являются причинной неврозов. Основным методом лечения является свободная ассоциация идей и их интерпретация пациентом и аналитиком. Лечение длится довольно долго и не всегда эффективно. У нас с недавнего времени существует Психоаналитическая ассоциация и издается специальный журнал "Российский психоаналитический вестник". З.Фрейд и фрейдизм вошли в моду.

Менее известны в нашей стране работы неофрейдистов. Одна из наиболее ярких представительниц - немецко-американский психолог, психоаналитик Карена Хорни. Ее книги, написанные почти пять десятилетий назад, не так давно опубликованы на русском языке. Для нашего исследования наиболее интересны: "Невроз и личностный рост", "Невротическая личность нашего времени". Автор адресовал эти труды не профессионалам - психоаналитикам, а самым разным специалистам, в том числе и социальным работникам, всем, кто имеет дело с невротическими личностями. А также самим невротикам.

41


Кого же она считает невротиками? Всех, кто страдает психическими расстройствами, причем основное расстройство заключается в деформациях характера, вызванное страхами и защитами от них. Но это, ни в коем случае, не психические больные. К невротикам Хорни относит огромное множество, в принципе здоровых людей и воспринимаемых окружающими как здоровые люди, но имеющие отклонения от общепринятого в современной культуре образца. Хорни не занималась специально пожилыми людьми, фундаментальные положения ее теории обращены к людям всех возрастов.

Общим для всех неврозов являются тревожность и поиски защиты. Тревожность - тот мотор, который запускает и поддерживает невроз. Невротики чрезвычайно раздражительны, причины их раздражения могут быть совершенно мнимыми: кто-то не так ответил, не так посмотрел и тому подобное. При этом "не так" обычно совершенно беспочвенно или малозначимо. Любую критику невротик интерпретирует как унижение, неодобрение каких-либо его поступков или высказываний, что вызывает у него взрыв негодования. В своей любви он навязчив, ревнив, требует абсолютной, безусловной преданности, любви с жертвами. Любящий его человек должен любить и заботиться исключительно о нем. Невротик готов прикинуться больным, чтобы его жалели, сконцентрировали на нем все внимание, отказались от всего другого и таким образом доказывали свою преданность и готовность к самопожертвованию ради него. Апелляция к жалости - излюбленный прием невротика: "Я вас так люблю, а вы в ответ...". Он не терпит никаких отказов, они, по его мнению, оскорбляют его достоинство. А если таковые случаются, становится злым, язвительным, готовым обвинить обидчика во всех смертных грехах. Здесь он готов бесконечно призывать к справедливости: "Почему вы заставляете меня страдать? Почему вы так недобры ко мне?" С трудом переносит одиночество, в такой ситуации ощущает свою беспомощность, незащищенность и ненужность. У части людей такого типа патологическая жадность, страсть к бессмысленному накопительству, к приобретению нефункциональных, но дорогих вещей. В них он ощущает свою защищенность. Он не терпит опозданий и непунктуальности по отношению к себе, расценивает их как неуважение.

Такое поведение весьма характерно для людей пожилого возраста. Из литературных примеров более других иллюстрирует такой тип - чеховский Ионыч. По описанию доктора Чехова, его герой - пожилой человек с тяжелым и раздражительным характе-

42


ром. Его тайное и любимое развлечение по вечерам - вынимать из карманов "бумажки, добытые практикой" и складывать, складывать... скупать дома, хотя живет одиноко и дома ему ни к чему, а чуть что не по нему - кричать тонким, резким голосом и стучать палкой об пол.

^ Психологические кризисы и этапы жизни. Стимулятором невротического состояния в этом возрасте выступает сам факт старения, который становится психологическим кризисом. Но это не единственный кризис, переживаемый человеком за его жизнь, а один из многих. Американский психолог Эрик Эриксон называл восемь психосоциальных кризисов, с которыми сталкивается человек на своем жизненном пути. Каждый из них специфичен для определенного возраста. Первый - на первом году жизни. Второй кризис связан с первым опытом обучения. Третий - соответствует второму детству. Четвертый кризис происходит в школьном возрасте. Пятый кризис переживает подросток. Шестой кризис свойственен молодым взрослым людям. Седьмой кризис переживается человеком в сорокалетнем возрасте. В конце пути человек подходит к последнему восьмому кризису - кризису старости.

Психолог Шарлота Бюлер - автор теории развития человека предлагает во многом сходную концепцию, выделяя пять фаз развития. Последняя, пятая фаза, начинается в 65-70 лет. В этот период, - считает французский психолог, - многие люди перестают преследовать цели, которые они поставили перед собой в юности. Оставшиеся силы они тратят на досуг, спокойно проживая последние годы. Люди обозревают свою жизнь, испытывая удовлетворение или разочарование. Невротическая личность обычно испытывает разочарование, потому что невротик вообще не умеет радоваться успехам; он никогда не был доволен своими достижениями: ему всегда казалось, что он что-то не дополучил, что ему недодали. К старости эти сомнения усиливаются.

Характерна последняя реплика Фирса (Чехов. "Вишневый сад"): "Про меня забыли... Жизнь-то прошла, словно и не жил... Силушки-то у меня нету, ничего не осталось, ничего... Эх ты... недотепа!"

Американский психолог Пекк, развивая идеи Э.Эриксона, пишет о подкризисах восьмого периода. Первый - переоценка собственного "Я" независимо от профессиональной карьеры, то есть человек должен ответить прежде всего себе и для себя: "Кто я есть, что есть "Я" после ухода на пенсию, когда за ненадобностью отброшены ученые и воинские звания, высокие и невысокие должно-

43


сти. Второй - осознание факта ухудшения здоровья и старения тела. Опять же ответ на вопрос: "Кто есть "Я" без красивой прически, стройной фигуры и крепкого здоровья. Для мужчины труднее преодоление первого подкризиса, а для женщин - второго. Мужчины и женщины по разному реагируют на кризис старости, указанное различие - не единственное. Гипотеза Пекка интересна тем, что в её основе лежит представление о многообразии процесса старения.

Старость не есть единый, однообразный, неизменяемый ничем период жизни. И в старости человек претерпевает не только биологические, но и психологические изменения.

Отечественный ученый В.В.Болтенко выделил ряд этапов психологического старения, которые собственно не зависят от паспортного возраста.

На первом этапе сохраняется связь с тем видом деятельности, который был ведущим для человека до выхода на пенсию. Как правило, этот вид деятельности был непосредственно связан с профессией пенсионера. Чаще это люди интеллектуального труда /ученые, артисты, учителя, врачи/. Эта связь может быть непосредственной, в форме эпизодического участия в выполнении прежней работы. А может быть - опосредованной через чтение специальной литературы, написание статей на профессиональные темы. Если же эта связь обрывается сразу же псле ухода на пенсию, то минуя первый этап человек попадает во второй.

На втором этапе наблюдается сужение круга интересов, за счет выпадения профессиональных привязанностей. В общении с окружающими уже преобладают разговоры на бытовые темы, обсуждение телевизионных новостей, семейных событий, успехов или неудач детей и внуков. В группах таких людей уже трудно различить, кто был инженером, а кто врачом, кто был счетоводом, а кто профессором философии.

На третьем этапе главным становится забота о личном здоровье. Оно становится любимой темой для разговора: о лекарствах, о способах лечения, о травах... И в газетах, и в телепередачах на эти темы обращается особое внимание. Наиболее значимым в жизни человеком становится участковый врач, его профессиональные и личностные качества.

На четвертом этапе смыслом жизни становится сохранение самой жизни. Круг общения сужен до предела: лечащий врач, социальный работник, те из членов семьи, которые поддерживают личный комфорт пенсионера, соседи самого ближнего расстояния. Для приличия или по привычке - редкие телефонные разговоры со ста-

44


рыми знакомыми-ровесниками.

И, наконец, на пятом этапе происходит обнажение потребностей чисто витального характера /еда, покой, сон.../. Эмоциональность и общение почти отсутствуют.

Как и всякая схема, эта достаточно условна: на первом этапе присутствуют потребности всех пяти этапов, на втором - четырех, на третьем - трех, втором - двух и только на пятом остаются одни витальные потребности.

Поэт и мудрец Расул Гамзатов в одном из интервью полушутя заметил: "Бесспорно, Бог создал мир совершенным, но лично я предпочел бы, чтобы люди рождались стариками, потом делались молодыми и оставались детьми - проходили бы свой путь наоборот". Человек не рождается стариком, а становится им, все те же этапы, но в обратном порядке он проходит от рождения до старости. В геронтологии часто используется термин "инволюция" /"обратное развитие"/ для обозначения процессов физической и психологической атрофии при старении.

Американский психолог Абрам Маслоу создал теорию иерархии потребностей и самореализации, к которой он пришел, изучая биографии великих людей. По Маслоу человек как бы поднимается по ступеням вверх, от физиологических потребностей к потребностям в безопасности и самосохранении, отсюда - к потребностям в любви и признании, выше - в самоуважении и, наконец, вершина - потребность в самоактуализации. Каждая эпоха задает свою высоту для такой вершины. И как альпинисты выбирают для восхождения разные вершины, так в жизни у разных людей - свой выбор вершин. Каждая эпоха задает свою высоту для такой вершины и каждый человек, как альпинист, выбирает свою вершину. Но, как известно, за восхождением следует спуск - не менее трудная задача, провести его достойно в этом и есть прелесть старости. Схема В.В.Болтенко является как бы зеркальным отражением теории американского психолога А.Маслоу.

Особое значение для психологии пожилого человека имеют самооценка и самоощущение возраста. Самооценки у людей каждого возраста могут быть завышенными и заниженными, но на старости лежит груз субъективных оценок всех жизненных периодов. Те, кто легко преодолел психологические кризисы детского и юношеского возраста приобретают пожизненные высокие амбиции и зачастую не соотносят высокие притязания со своими рядовыми возможностями. Другие люди, которые с большим трудом или неудачами перешагнули первые ступени, на всю жизнь становятся

45


людьми, с недоверием относящимися к окружающему миру, с неуверенностью в собственных силах, с чувством постоянной вины. Со всем тем, что принято называть "комплексом неполноценности". Они и в старости все время на кого оглядываются, кого-то и чего-то опасаются. В самоощущении старости люди с завышенной самооценкой идентифицируют себя с более молодым поколением, их антиподы - с более старшим.

Последний восьмой кризис. К этому моменту человек так или иначе преодолел семь предыдущих, но от того, каким он вышел из этих семи кризисов - победителем или побежденным зависит стратегия поведения в этом завершающем испытании. Об этом же писала уже названная Карен Хорни. В отличие от Фрейда, Хор-ни, не отрицая влияния детства на эмоциональное развитие человека, более значимым считала настоящее. Путь "реального развития" -это путь, на котором "каждый шаг влечет за собой следующий". "Существующее сегодня не существовало в этой форме изначально, а приняло ее поэтапно". Нынешняя форма немыслима без предшествующих.

Итак, восьмой кризис /Э.Эриксон/ или пятая фаза / Ш.Бю-лер/ знаменуют собой завершение предшествующего жизненного пути и разрешение этого кризиса зависит от того, как этот путь был пройден. Человек подводит жизненные итоги, и если воспринимает ее как целостность, где ни убавить, ни прибавить, то он уравновешен и спокойно смотрит в будущее. Он понимает, что смерть -естественный конец жизни.

"Будь же ты вовек благословенно,

Что пришло процвесть и умереть."7С. Есенин/

^ Страх смерти. Если человек приходит к печальным выводам, что жизнь прожита зря, выбор спутника, друзей, профессии были ошибками, (теперь уже непоправимыми), то его настигает чувство бессилия что-либо исправить. Приходит страх смерти. Человек живет, покуда он боится смерти и борется за жизнь. Только душевно больные люди не боятся смерти, а в состоянии деменции стремятся к ней.

Проблема смерти в истории философии традиционна. Но её рассмотрение почти всегда приобретала у философов психологический оттенок. Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Сенека, Ф.Бэкон, Л.Толстой, М.Вебер все они стремились освободить человека от страха смерти и помочь преодолеть её трагизм. Эпикур

46


приводил простой и остроумный довод: смерть для человека реально не существует, он с ней не встречается. Покуда он есть, смерти - нет, когда же она есть - его нет. Сенека по тому же поводу: "Атрибуты смерти устрашают сильнее самой смерти".

Френсис Бэкон был убежден, что "люди страшатся смерти, как малые дети потемок. Но боязнь ее как неизбежной дани природе есть слабость".

Спиноза вообще отвергал проблему смерти: "Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни".

Мы же полагаем, что психологическую установку мадам Бю-лер и философские сентенции цитированных философов давно опровергнуты практическими исследования И.И.Мечникова, который потратил массу времени для подтверждения своей гипотезы о том, что к концу естественного срока жизни человек преодолевает страх смерти и готов спокойно умереть, также, как к концу рабочего дня он с удовольствием, освобождаясь от усталости, предается сну... Но поиски ученого окончились безрезультатно, даже очень старые люди испытывали явное желание жить. Преодоление страха смерти для пожилого человека, как и вообще для человека любого возраста, возможно лишь в двух случаях : когда этот страх преодолевается ради жизни и в состоянии деменции. Безумству храбрых не надо петь песен. Безумство оно и есть безумство.

Сильные люди преодолевают страх смерти, а слабые сгибаются под его тяжестью. Илья Толстой /сын Льва Толстого/ в книге "Мои воспоминания" записал:

Как натура очень стойкая и сильная физически, он /Лев Толстой/ инстинктивно всегда боролся не только со смертью, но и со старостью.

Ведь до последнего года он так и не сдался, - все делал для себя сам, и даже ездил верхом.

Поэтому предполагать, что у него совершенно не было инстинктивного страха смерти, нельзя.

Этот страх у него был и даже в большой степени, и он с этим страхом постоянно боролся. Победил ли он его? Отвечу определенно, что - да".

Священник Евлампий Кременский в одной из проповедей говорил: "Жизнь для каждого человека представляется величайшим благом. Даже страдальцу и узнику она весьма дорога. Каждому приятно смотреть свет Божий и сознавать себя живым". Страх смер-

47


ти это чисто человеческое чувство, такого нет ни у одного животного. Именно потому, что это человеческое чувство оно и может быть преодолено.

Гипотеза о возможности "желаемой" смерти никогда не находила реального подтверждения. Как объяснил Воланд в "Мастере и Маргарите", человек не просто смертен, а всегда внезапно смертен. Смерти боятся не те кто уходит, а те кто остается. И это по человечески понятно. Смерть близкого человека, сколько бы лет ему ни было, тяжкое испытание. Привлекательно выглядит древний японский культ предков, они верили, а многие и поныне верят, что человек после смерти продолжает существовать через своих живущих потомков и только при отсутствии таковых окончательно умирает. Умершие предки продолжают считаться членами семьи "из" - "духами", которые могут и наказать и потому следует уважать живых предков - "будущих духов".

^ Досуг и занятость. Шарлота Бюлер (и не только она) полагает, что пенсионный и вообще стариковский возраст ассоциируется со сплошным досугом, отдыхом и развлечениями. "Золотой возраст"! Это создает определенное отношение к старикам. Однако при разумно организованном режиме, внимательном, вдумчивом и спокойном отношении к собственному здоровью, психологической уравновешенности старость может быть не менее привлекательна, чем другие периоды жизни. Писатель Юрий Нагибин в повести, написанной на склоне лет, назвал старость важной, тонкой, нежной, прекрасной порой жизни. И добавил: и грустной. Что же касается досуга, то зачастую его отождествляют с "ничегонеделанием'' В.Генри, психолог из Чикагсквго университета, сделал специальный доклад на заседании Американского психологического обще-,ства, посвященный проблемам занятости и незанятости старых людей. Отсутствие занятий у людей, вышедших на пенсию, по мнению докладчика, самым непосредственным образом связана с их разобществлением и отрывом от общества. Генри говорит, что часто ошибочно предполагают будто благополучие и перспективы старых людей обусловлены досугом, в котором они крайне нуждаются. А под досугом подразумевают свободу от занятий или обязанностей.

Незанятость, считает Генри, появляется у старых людей в результате уменьшения жизненной активности, и энергии. Незанятость рассматривается как совокупный процесс, психосоциальное явление, которое объясняется как психологией данного индивидуума, так и воздействием на него общества, выключающего его из

48


социальной жизни. Общество может освободить человека от обязанностей, но оно не может , тем не менее, освободить его от обязанностей по отношению к самому себе. В таком случае внешние социальные факторы поведения и его мотивы отходят у старого человека на второй план, а на первый план выходят собственные внутренние потребности.

У старого человека меняется мотивация трудовой деятельности. У него стремление к труду имеет не столько материальный, сколько эмоциональный мотив. Для его самоутверждения важна сама неутраченная способность к труду, а деньги выступают эталоном ее оценки.

По нашему мнению, за последние 100-150 лет поменялся сам тип Homo sapiens. Время обломовых закончилось. Появился новый тип - Человек работающий. Труд из средства жизни превратился в смысл жизни. Это оказало благотворное влияние на продолжительность жизни человека. Лишить современного нормального человека возможности самовыражаться в какой-либо деятельности, равносильно тому, что укоротить его жизнь. Не случайно, так болезненно, даже в самом прямом смысле этого слова, переживается переход на пенсию.

Последнее утверждение созвучно е положением того же В.Генри о "психической энергии". По количеству обладания этой энергией психолог делит людей на три группы. Первая группа включает тех, кто чувствует себя достаточно бодрым и энергичным, продолжает трудиться, выполняя определенные обязанности перед обществом, оставаясь на том же месте работы, где был в зрелые годы. Вторая группа включает тех, кто .не работает по найму, не выполняет общественных обязанностей, а занимается собственным делом, которое называют "хобби". Эти люди имеют достаточно энергии, чтобы быть занятыми. И третья группа включает людей со слабой психической энергией, действительно незанятых или занятых главным образом собой.

Один из основателей отечественной психологии Б.Г.Ананьев объяснял, что парадокс человеческой жизни заключается в том, что у многих людей "умирание" происходит гораздо раньше, чем физическое одряхление. Такое состояние наблюдается у тех людей, которые по собственной воле начинают изолироваться от общества, отказываясь от многих функций и ролей в обществе, что ведет к "сужению объема личностных свойств, к деформации структуры личности". По сравнению с долгожителями, сохранившими личность, "некоторые "начинающие" пенсионеры в 65 лет кажутся сразу

49


одряхлевшими, страдающими от образовавшихся вакуумов и чувства социальной неполноценности". С этого возраста для них начинается драматический период умирания личности.

И вывод, который сделал ученый: "Внезапное блокирование всех потенциалов трудоспособности и одаренности человека с прекращением многолетнего труда не может не вызвать глубоких перестроек в структуре человека как субъекта деятельности, а потому и личности".

Выводы Б.Г. Ананьева и Генри перекликаются между собой и во многом совпадают. Занятость и незанятость представляют собой общие формы динамики психологии личности. "Освобождение" от занятости является внутренним процессом. В конечном счете, этот процесс неизбежен. Весь вопрос в том, в каком возрасте это случается. Процесс "освобождения" зависит не от старости, а от жизненного опыта, всего перенесенного и пережитого на ранних и зрелых этапах жизни и не является признаком старости как такой.

Но в условиях растущего уровня безработицы в нашей стране занятость для пожилого человека становится сложнейшей проблемой. Следует учитывать, что по данным Госкомстата РФ из 166 тысяч пенсионеров, рискнувших обратиться в государственные службы занятости в 1995 году по вопросу о трудоустройстве, получили работу только 31 тысяча человек или менее 20%. Пожилых людей и даже людей предпенсионного возраста фактически и практически выталкивают на пенсию.

Для долгожительства необходимо, чтобы человек как можно дольше сохранял свою работоспособность. Старость и работоспособность это два антагониста: где есть работоспособность, там нет места старости. Труд есть жизненная потребность человека, но это не обязательно работа по найму, по экономическому принуждению. Надоевшая работа это каторга, изматывающая жизненные силы. Что же касается безработицы пенсионеров, то "выталкивание" пожилых людей на пенсию противоречит и международному и российскому праву. Ни в каком возрасте человек не теряет права на труд, если он по своим физическим и интеллектуальным возможностям способен выполнять определенную работу. Следует заметить, что это не только отечественная проблема. В США по инициативе президента Р. Рейгана, в 1988 году был принят специальный Закон, запрещающий какую-либо возрастную дискриминацию при приеме на работу людей в возрасте до 70 лет. В принципе не должно быть вообще никакой возрастной дискримации, в том числе и для тех, кому 70 и больше лет.

50


Датский социолог С.Форсман пишет о трудностях, встречающихся на пути практического решения вопроса о занятости пенсионеров. Трудности, испытываемые российскими пенсионерами, во многом аналогичны тем, о которых говорит датский ученый. Первая трудность - психологическая, связанная с субъективной самооценкой старых людей, невидящих перспективы своей дальнейшей производственной деятельности. Вторая- финансовая, ибо старым работникам предприниматели стараются платить поменьше. Т р е т ь я трудность -демографическая, связанная со старением всего населения, и обостренной конкуренцией с молодыми работниками. Четвертая- адаптационная, характеризует нежелание пожилых людей оставить прошлую профессию и приобрести новую, современную. Итак, занятость пенсионеров в нынешнем стареющем мире становится глобальной проблемой.

1   2   3   4   5   6   7



Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru