Когоку сош г. Лузы Жизнь женщины, прожившей в ореоле славы своего мужа



Скачать 197.69 Kb.
НазваниеКогоку сош г. Лузы Жизнь женщины, прожившей в ореоле славы своего мужа
Дата18.06.2013
Размер197.69 Kb.
ТипБиография
источник


КОГОКУ СОШ г. Лузы


Жизнь женщины, прожившей в ореоле славы своего мужа


Кривошеина Марина,

ученица 11 «а» класса

Мальцева Инна Петровна


2011 г.

Содержание

  1. Введение…………………………………………………………….4

  2. Биография Натальи Васильевны Крандиевской.

    1. Литературное детство……………………………………..5

    2. Наталия Крандиевская в эпохе «Серебряного века»……6

    3. Встреча с Алексеем Толстым……………………………..7

    4. Эмиграция и возвращение. ……………………………….8

    5. Литературный секретарь мужа. …………………………10

    6. Разрыв с Толстым.………………………………………..10

    7. Последние годы жизни…………………………………...12

  3. Выводы…………………………………………………………….14

  4. Список литературы……………………………………………….15

  5. Приложения………………………………………………………..16



Введение.


Проблема исследования: Стихи Натальи Крандиевской-Толстой малоизвестны широкому читателю. Между тем они заслуживают внимания, как, впрочем, и история жизни этой талантливой, мужественной и необыкновенно красивой женщины.


^ Тема исследования: Жизни и творчество Натальи Васильевны Крандиевской-Толстой.

Цель исследования: Узнать о творчестве и жизни Натальи Крандиевской и ознакомить с этим других людей.

^ Задачи исследования:

  1. Изучить литературу по данной теме.

  2. Ознакомить учащихся биографией и творчеством Н. Крандиевской.

Гипотеза: Узнав о биографии и творчестве Натальи Крандиевской, люди расширят круг своих знаний о поэтах «Серебряного века» и познакомятся с малоизвестными стихами.


«Всю свою жизнь Наталья Васильевна Крандиевская-Толстая прожила «на втором плане», в ореоле славы своего мужа, классика советской литературы Алексея Толстого. Собственная творческая судьба ее сложилась трагично: ярко дебютировав перед революцией, при жизни она выпустила лишь несколько книг, годы жизни с Толстым вообще обернулись для нее поэтической немотой, умерла Наталья Васильевна в безвестности. И даже теперь, когда творческое наследие Крандиевской издано и по праву заняло достойное место на книжной полке рядом с ее младшими современницами Мариной Цветаевой и Анной Ахматовой, она по-прежнему остается в тени этих громких имен…»

(Григорий Елин)


Литературное детство

Родилась Наталья Крандиевская 21 января 1888 года в литературной семье, известной в культурных кругах России. Василий Афанасьевич Крандиевский занимался издательским делом, журналистикой. Вместе с графом Алексеем Николаевичем Толстым Крандиевский издавал «Бюллетени литературы и жизни». Этот публицистический альманах пользовался определённой популярностью в течение восьми лет, весьма насыщенных в истории России: 1910 – 1918. В 1918 году альманах был закрыт. Мать Натальи, Анастасия Романовна Тархова, занималась литературной деятельностью. В начале ХХ века её проза пользовалась успехом. Анастасия Романовна придерживалась чеховского направления в литературе, и, как отмечал Максим Горький в письме Антону Павловичу Чехову, любила писателя «до безумия» и понимала его творчество. Семейство имело широкий круг знакомых в среде литераторов, публицистов, культурных деятелей. Жили Крандиевские в доме издателя и владельца книжной лавки, близкого друга Максима Горького – Сергея Аполлоновича Скирмунта, в Гранатовом переулке. Сам Максим Горький также был хорошо знаком с этой семьёй. Крандиевские имели троих детей, которым дали хорошее воспитание и привили тонкий литературный вкус. Кроме того, Василий Афанасьевич и Анастасия Романовна были не только хорошими воспитателями, но и любящими, заботливыми родителями. Максим Горький отзывался об Анастасии Романовне как об очень скромной женщине и хорошей матери, у которой растут «славные дети». В семье царила гармоничная обстановка.

Не обошлось, к сожалению, без семейной трагедии: в возрасте 21 года от менингита умер старший брат Натальи Крандиевской, Всеволод. Эта трагедия сильно подействовала на Наталью – через шесть лет, издав первый сборник стихов, она посвятит его безвременно ушедшему Севе. Младшая сестра Натальи, Надежда, по примеру родственников, также смогла реализоваться в творчестве. Если Наталью с детства привлекала поэзия, то Надежда (по семейному – Дюна) стала известным скульптором. Таким образом, на развитие литературных интересов Натальи Крандиевской, ярко проявившихся уже в детском возрасте, самым прямым образом повлияла обстановка в семье. Сама поэтесса впоследствии начала свою автобиографию показательными строками: «Я росла в кругу литературных интересов». В итоге уже в раннем возрасте Наталья хорошо разбиралась в литературе, начала писать собственные стихи в семь лет. В 1902 году, когда Наталье Крандиевской было четырнадцать лет, появились её первые публикации.

Стихи юной Наташи Крандиевской высоко ценил такой строгий критик, как Иван Бунин. Вот что он писал по этому поводу: «Она пришла ко мне однажды в морозные сумерки, вся в инее - иней опушил всю её беличью шапочку, беличий воротник шубки, ресницы, уголки губ - я просто поражён был её юной прелестью, её девичьей красотой и восхищён талантливостью её стихов…» Эта была их первая встреча. В дальнейшем именно Иван Алексеевич Бунин стал литературным учителем Крандиевской.

Но, несмотря на похвалы в свой адрес даже таких признанных поэтов как К.Бальмонт, который был очарован красотой и талантом юной поэтессы, она не спешила издавать книгу, будучи весьма требовательна к себе.


Наталия Крандиевская в контексте эпохи «Серебряного века»


Уроки Бунина заставили Крандиевскую оттачивать свой талант, идти к совершенству, не спеша с изданием книги. Поэтический дебют (если не считать журнальных публикаций) состоялся в 1913 году. Наталье было уже 25 лет. Сборник она посвятила умершему шесть лет назад старшему брату, Севе. Поэзию Крандиевской, полную философских раздумий, с чёткой формой классического стиха высоко оценил А.Блок.

Сборник назывался просто: «Стихотворения». Он получил хорошие отзывы в литературной среде, положительные рецензии от Софии Парнок и Валерия Брюсова. Критики оценили его весьма доброжелательно, отмечая свежесть и оригинальность рифм, богатство ритма и «удивительное искусство выражать тончайшие сложнейшие настроения при большой глубине мысли». «…В тютчевской сгущённости слова, происходящей от насыщенности содержанием, есть волнующая музыка», - писала в своей рецензии С. Парнок. Казалось бы, такой дебют обещает отличные перспективы, а высокая оценка сборника такими поэтами как Блок, Бунин, Бальмонт позволяла надеяться на то, что творчество Натальи Крандиевской займёт своё достойное место в русской поэзии. В контексте эпохи Серебряного века её поэзия была актуальной, востребованной. В это же время дебютировали и Анна Ахматова, и Марина Цветаева. Но в отличии от этих поэтесс Наталья Крандиевская писала, публиковалась крайне мало. За всю свою жизнь она выпустила всего три сборника стихотворений.

Что стало причиной такой «литературной немоты»? Биографы полагают, что особенности личной жизни Натальи Крандиевской, её отношение к любви, жертвенность характера. Наталья была очень красивой светской дамой, уже лет с пятнадцати очаровывала мужчин. Есть сведения, что вскружила голову Бальмонту. Однако первый муж Натальи, Фёдор Акимович Волькенштейн, успешный адвокат, был человеком приземлённых интересов. Он не особенно любил, когда жена пропадала в литературных салонах. Брак организовали родители, практически сразу после окончания Натальей гимназии. Она, судя по стихам того периода, не особенно была счастлива в этом браке. Казалось, если Наталья найдёт себе мужчину со сходными интересами (а она писала в период первого замужества в стихах об ожидании настоящей любви, о поисках «предназначенного» ей «единого»!), она сможет себя отдать творчеству. Удивительно, но когда она повстречала такого человека – встреча погубила её литературную карьеру.


Встреча с Алексеем Толстым


Когда Наталье Крандиевской было 26 лет, она второй раз повстречалась с Алексеем Николаевичем Толстым. Она уже встречала его раньше, в 1906 году в редакции одного из журналов он читал свои стихи, которые Крандиевской не понравились. «С такой фамилией можно и лучше», - отметила она тогда. Но видно судьбе было угодно свести их снова и на этот раз надолго.

В художественной студии, где Наталья Крандиевская обучалась живописи, её соседкой по мольберту была Софья Дымшиц - вторая жена Толстого. Отношения между супругами были близки к разрыву, однако он частенько заглядывал в студию, где и обратил внимание на Наталью Крандиевскую. Она была женой известного петербургского адвоката, друга Керенского, за которого родители выдали её замуж сразу после окончания гимназии, и воспитывала четырёхлетнего сына. На одном из обедов в предвоенную зиму Толстой и Крандиевская заговорили о жизни и смерти, с ней он всегда говорил о возвышенном и даже признался однажды: «Я вас побаиваюсь. Чувствую себя пошляком в вашем присутствии…» Он подарил ей книгу «За синими реками», которую надписал: «Не робость, нет, но произнесть \ Иное не покорны губы, \\ Когда такая нежность есть, \\Что слово - только символ грубый».

Они стали встречаться чаще, их отношения приобрели серьёзный характер. Но началась война, и они расстались. Он уехал на фронт корреспондентом от «Русских ведомостей», она устроилась работать сестрой в лазарет. С фронта он пишет ей нежные письма. Но летом 1915 года Толстой страстно влюбился в семнадцатилетнюю балерину Маргариту Кандаурову и сделал ей предложение. С Натальей Васильевной он делится своими переживаниями: «Маргарита - это не человек. Цветок. Лунное наваждение. А ведь я то - живой. И как всё это уложить в форму брака, мне до сих пор не ясно». Однако, получив отказ Маргариты, Толстой делает предложение Наталье Крандиевской: «В одну из наших встреч, прошлой зимой, вы как-то сказали, что для женщины любить - это, прежде всего, оберегать, охранять. Это вы правильно сказали». Она приняла его предложение. Наталья Крандиевская ушла с семилетним сыном Фёдором от первого супруга и вышла замуж за графа Толстого.

В 1917 году у них родился сын Никита. Все говорили, что с женой графу повезло: умна, талантлива, красива, любит мужа без памяти. Сам Толстой признавался: «Война и женитьба на Наталье Васильевне Крандиевской были рубежом моей жизни и творчества. Моя жена дала мне знание русской женщины».


Эмиграция и возвращение

К моменту заключения брака Алексей Толстой имел весомое литературное имя, готовил к изданию десятый том собственных сочинений, и мог содержать семью на писательские заработки. Однако поженились Толстой и Крандиевская накануне тяжелейших исторических потрясений, выпавших на долю России. В суровые годы революции и разрухи ценность книг стала определяться их способностью гореть в печке-буржуйке. Жить в Москве стало тяжело, пайки графской семье не выдавали. Возникла и угроза физической расправы над «сиятельствами». После известия о расстреле царской семьи антрепренер Алексея Толстого сумел организовать писателю творческое турне по Украине, с направлением на белогвардейский юг. Под этим предлогом Толстой с женой, сыном и пасынком покинул Россию.

В 1918 году семья оказалась в Одессе. В 1919 году здесь же вышел второй сборник Натальи Крандиевской – хотя мало кто его заметил в бурных событиях окружающей действительности.

На юге Украины в то время собралось немало будущих эмигрантов, бежавших от революции. Все ждали побед белогвардейских генералов – Деникина, Врангеля, Колчака. Наталья Крандиевская очень положительно о них отзывалась и надеялась на победу. Несмотря на весьма осторожные высказывания о революции Алексея Толстого, вряд ли стоит сомневаться в том, что и у него были похожие настроения. Как бы то ни было, после поражения белогвардейцев Толстой с семьёй немедленно эмигрировал в Париж.

В Париже Толстые бедствовали. Толстому почти ничего не удавалось опубликовать, хотя он писал очень много (в Россию он вернётся с несколькими законченными произведениями, которые принесут ему славу). Заботы по выживанию взяла на себя Наталья Крандиевская-Толстая. Пройдя за три месяца курсы кройки и шитья, она стала шить модные платья тем эмигранткам, которым удалось сохранить состояние, а затем и капризным, знающим толк в хорошей одежде француженкам. Эту беззаветность, жертвенность Толстой в то время очень ценил. В первом романе знаменитой трилогии «Хождение по мукам», в романе «Сёстры», Толстой вывел в утончённом, женственном, беззаветно любящем образе Кати свою жену. «Катя – это всё Наталья Васильевна», - говорил он. Жизнь в Париже, хотя заработки Натальи облегчили положение семьи, не сложилась. Толстые не научились заигрывать с колонией русских эмигрантов, не стали «своими». В 1921 году они уехали в Берлин. В Берлине, где имелось с три десятка русских издательств, Толстому кое-что удалось опубликовать. В 1922 году выходит сборник и у Натальи Крандиевской-Толстой: «От лукавого». Казалось, жизнь налаживается. Родился сын Дмитрий.

Однако «своими» в эмиграции Толстые так и не стали. Похоже, что Толстой уже по дороге в Берлин решил вернуться на родину. Одной из причин стал вопрос четырёхлетнего Никиты, заданный Наталье Крандиевской-Толстой: «Мама, а что такое сугроооб?», заданный с явственным французским акцентом. Этот момент очень неприятно поразил Толстого, переживавшего, что его сын на чужбине не узнает, что такое «сугроб». Речь шла, конечно, не столько о снеге, сколько о потере русского языка и культуры… В Берлине Толстой сотрудничал с газетой «Накануне», имевшей явную просоветскую направленность. Тем самым «красный граф» подготовил себе почву для возвращения в советскую Россию, но испортил отношения с русской эмиграции. «Не жму руки вам», - ответила в открытом письме Толстому Марина Цветаева. Наталья Крандиевская-Толстая не возражала против возвращения на родину. Правда, сама она, в отличие от мужа, не смогла перестроиться внутренне, а в новой России её «буржуазная» лирика никому не была нужна. Но для Натальи Васильевны гораздо важнее была карьера мужа. В 1923 году они возвращаются из эмиграции.


Литературный секретарь мужа

В годы, прожитые с Алексеем Толстым после эмиграции, Наталья Толстая-Крандиевская полностью отошла от литературы. Во-первых, её поэзия не соответствовала духу советской эпохи. Во-вторых, всё больше времени отнимали заботы о семье и, в особенности, – о делах мужа. Наталья Васильевна Толстая-Крандиевская в 1923 – 1935 годах, по сути, стала личным секретарём активно пишущего супруга.


Воспоминания Натальи Толстой-Крандиевской о тех временах рисуют её типичный рабочий день: звонки в Лондон, Берлин – издателям и агентам; ответы на телефонные звонки; заботы о детях; приём корреспонденции, посетителей; переписывание текстов Алексея Толстого; организация званых обедов и ужинов, подбор хороших вин к приходу гостей супруга; поездки по магазинам по всем надобностям большой семьи; уход за домом; звонки и визиты в Госиздат, Союз писателей… И упрёки мужа «Ты задерживаешь работу», - например, если вовремя была не переписана страница к «Буратино».


Разрыв с Толстым

Ценил ли заботы жены Алексей Толстой? Сам он считал фронт и женитьбу на Наталье Крандиевской жизненными и творческими рубежами. Толстому нравилось, что Наталья Васильевна понимала, что любовь женщины призвана «оберегать, охранять». Толстой считал, что это правильно, и воспринимал заботы жены как должное. Но постепенно отношение Толстого к жене стало меняться. В 1935 году он был знаменитым, богатым пятидесятитрёхлетним мужчиной, входящим в круг советской элиты. Его интересовали женщины. Вместе с переутомлением, «отсутствие личной жизни» (к супруге он явно охладел) делало писателя раздражительным. Начались приступы ярости. Толстой перестал ценить мнение жены. Появились разногласия, касающиеся окружения семьи. Надо признать, что в условиях надвигавшегося террора, при сгущавшихся над СССР тучах, Наталья Васильевна недостаточно понимала, какую важность для Толстого (да и для всей семьи) имеют связи с таким людьми, как глава НКВД Ягода. Или не хотела понимать. Алексей Толстой, стремившийся сохранить в зыбкое время своё положение в стране, называл позицию жены «чистоплюйством» и «крандиевщиной». Кто из них был прав? Во всяком случае, террор миновал Толстого и его близких. Последовали и измены. Например, уже через две недели молоденькая секретарша Толстого оказалась в его постели. Наталья Васильевна сцен не устраивала, оправдывая тягу мужа к «молоденьким». Толстой же не считал нужным сдерживать свои порывы.

Разрыв, таким образом, надвигался, и в 1935 году «красный граф» оставил семью. Он женился на 29-летней Людмиле Баршевой. Наталья Крандиевская, которой тогда было 47 лет, тяжело переживала разрыв, и была склонна, по своему характеру, во всём винить исключительно себя. Впрочем, к ней приходят и другие мысли, которые она высказывает в стихах: о своей жертве, о том, что стала «тенью» мужа, пренебрегла «целым миром… для одного тебя, чтоб тенью у ног твоих покорно лечь».

Наталья Васильевна мучительно переживала потерю любимого человека, ибо, несмотря ни на что, продолжала его любить. Но она не имела права пасть духом, у неё были дети, которых нужно было воспитывать, окружить вниманием и заботой, чтобы они ни в коей мере не чувствовали себя брошенными. Она нашла в себе силы пережить это горе, вновь обрела себя, вновь зазвучали её правдивые мелодичные стихи:


Глаза, распахнутые болью,

Глядят на мир, как в первый раз,

Дивясь простору и раздолью

И свету греющему нас.

А мир цветёт, как первозданный,

В скрещенье радуги и бурь,

И льёт потоками на раны

И свет, и воздух, и лазурь.


В конце тридцатых годов такие стихи, конечно же, никто не печатал, да она и не стремилась их публиковать. Она писала "дневник своего сердца". Вот одна из дневниковых записей того периода: "Ночью думала: если поэты - люди с катастрофическими судьбами, то по образу и подобию этой неблагополучной породы людей не зарождена ли я? По-житейски это называется: "всё не как у людей". Я никогда не знала, хорошо ли это, или плохо, если всё не как у людей? Но внутренние законы, по которым я жила и поступала, всегда утрудняли, а не облегчали мой путь. Ну что же! Не грех и потрудиться на этой земле".

В годы Второй мировой войны, несмотря на многочисленные предложения уехать, Наталья Васильевна осталась в осаждённом Ленинграде, выжила и писала, писала стихи обо всём, что происходило в те страшные годы блокады, о людях, способных выжить, когда по всем физическим законам человек должен умереть, о том, что даёт ему силы выжить.


Майский жук прямо в книгу с разлёта упал,

На страницу раскрытую - "Домби и сын".

Пожужжал и по-мёртвому лапки поджал.

О каком одиночестве Диккенс писал?

Человек никогда не бывает один.


Это чувство сопричастности ко всему живому, неистребимая вера в добро, вера в Человека, многовековую историю русского православного народа настолько укрепили дух этой женщины, что она твёрдо знает, - нет в мире силы, способной его сломить:


Свидание наедине

Назначил и мне командор.

Он в полночь стучится ко мне,

И входит, и смотрит в упор.

Но странный на сердце покой.

Три пальца сложила я в горсть.

Разжать их железной рукой

Попробуй, мой Каменный Гость.

Новый этап поэтического творчества разрыв с Алексеем Толстым, тяжёлый для сердца любящей женщины, оказался на удивление благотворным для Натальи Крандиевской как поэтессы. К сожалению, эти стихи не были опубликованы во время войны – иначе бы Наталья Крандиевская прочно вошла бы в орбиту известных советских поэтов. Хотя в 1943 году состоялся её творческий вечер, и на сборник стихов «Дорога…» уже был подписан договор с издательством, но дальнейшая литературная карьера опять не заладилась. Смерть Алексея Толстого выбила Наталью Васильевну из колеи. Затем последовал новый удар: партийные постановления о журналах «Звезда» и «Ленинград», а также печально известный доклад Жданова о Зощенко и Ахматовой. Наталья Крандиевская была отнесена издателями в ранг «опальных» поэтов, издательство отказалось от печати сборника.


Последние годы

Оплакивая Толстого, любовь к которому Крандиевская сохранила до конца своих дней, она за два послевоенных года написала цикл стихов его памяти. Писала, вспоминая и заново переживая жизнь с ним. Их бегство из взбунтовавшейся России и то, как смотрели они вдвоем с палубы увозившего их в неизвестность парохода на проплывающий за бортом берег Трои. И тот, один из счастливейших в ее жизни день в Пасси, когда она поставила на рабочий стол Толстого вазу с желтыми маками, а он с благодарностью сказал жене, что цветы всегда помогают ему собраться с мыслями…

В конце жизни Наталья Васильевна много болела, почти полностью потеряла зрение. Но до последнего дня сохранила живой ум, ироничный взгляд на мир. Родные вспоминают, как сын устроил мать «по блату» в больницу старых большевиков, и Наталья Васильевна при этом известии молодо рассмеялась — «их сиятельства» всегда относились иронично к советскому словарю.

Последние годы жизни Наталья Васильевна Крандиевская прожила в Ленинграде, в заботах о детях, внуках. Надо сказать, что, хотя судьба Натальи Крандиевской как не до конца реализовавшейся поэтессы была печальна, как женщина, она сумела реализовать себя полностью. Продолжив воспитательную традицию Крандиевских, Наталья дала семье то, что в своё время дали ей родители. Сыновья и внуки Крандиевской стали известными людьми (композиторами, физиками, филологами, историками, общественными деятелями и т. д.), правнуки выбрали творческую стезю – это известный российский дизайнер Артемий Лебедев и фотограф Алексей Лебедев. А обе внучки Алексея Толстого и Натальи Крандиевской пошли по литературному пути: это Наталья и Татьяна Толстые. Что касается творческого наследия Натальи Васильевны Крандиевской 1935 – 1963 годов, не оценённого в СССР, то стихи были изданы посмертно.


Наталья Васильевна Крандиевская-Толстая умерла 17 сентября 1963 года. За свою долгую, нелёгкую жизнь Наталья Крандиевская испытала все радости, горести и превратности женской судьбы, воистину, вкусила Познания, Добра и Зла…

Яблоко, надкушенное Евой,

Брошенное на лужайке рая,

У корней покинутого древа

Долго пролежало, загнивая.

Звери, убоявшись Божья гнева,

Страшный плод не трогали, не ели,

Не клевали птицы и не пели

Возле кущ, где соблазнилась Ева.

И Творец обиженный покинул

Сад цветущий молодого рая

И пески горячие раскинул

Вкруг него от края и до края.

Опустился зной старозаветный

И спалил цветы, деревья, кущи,

Но оставил плод едва заметный,

Яблоко, что проклял Всемогущий.

И пески тогда его накрыли


Выводы:

В ходе данного исследования я узнала малоизвестной, но талантливой поэтессе «Серебряного века» - Наталье Крандиевской и познакомилась с историей ее долгой и нелегкой жизни, которую Наталья Васильевна прожила «на втором плане», в ореоле славы своего мужа, Алексея Толстого.

Крандиевская мужественно преодолела жизненные трудности. Она считала, что просто «не имела права пасть духом», всегда находила силы пережить любое горе и вновь обрести себя. Стихи Натальи Васильевны полны философских раздумий, они ярко отражают жизненные переживания поэтессы, они искренни. В них чувствуется мужество этой женщины, что дает читателям некий стимул в преодолении жизненных трудностей.

Как поэтесса она не стала столь известной, но зато полностью реализовала себя как женщина. Всю себя она посвящала мужу, семье, и, возможно, главной наградой для нее стали их успехи. Она испытала все радости, горести и превратности женской судьбы, доказав что прежде всего нужно оставаться женщиной.


Список литературы:


1. funeral-spb.narod.ru

2. В. Мануйлов «О Н. В. Крандиевской-Толстой»

3. Н. Крандиевская-Толстая «Вечерний свет». Ленинград, 1972

4. В. Катаев «О Н. В. Крандиевской-Толстой» Москва, 1985

5. Андрей Чернов «Утаенный подвиг Натальи Крандиевской»

6. Наталья Крандиевская «Грозовый венок» Санкт-Петербург, 1992

7. Георгий Елин «Хождение по мукам» (журнал «Вокруг света». 2004. № 1)


Приложения.


Приложение №1


Весна


Полна причудливых и ветреных утех,

Весна кружится в роще пробужденной

И теплою рукою обнаженной

Свевает вкруг себя забытый солнцем снег.


И разливается хмельная синева

От ясных глаз ее, и ветер, усмиренный,

Летит к ее ногам, покорный и влюбленный,

И выпрямляется замерзшая трава.


А там, навстречу ей, призывный шум встает,

И море темное и в пене, и в сверканье

Ей шлет апрельских волн соленое дыханье

И звуков буйных пестрый хоровод.


Утратила я в смене дней 
Мою простую радость жизни, 
И прихоти души моей, 
Всё безотрадней, всё капризней. 

Как помнить ваш певучий зов, 
О лёгкой жизни впечатленья, 
Бесцельной радости кипенье, 
Очарованье пустяков! 

Я их забыла. Труден путь. 
Мой груз мне душу тяжко давит, 
И мысль, мешая отдохнуть, 
Моею жизнью ныне правит. 

И тяжким шагом, не спеша, 
Как труженик в толпе блаженной, 
Проходит с ношею священной 
Загромождённая душа.


Приложение №2


Как высказать себя в любви?

Не доверяй зовущим взглядам.

Знакомым сердце не зови,

С тобою бьющееся рядом.


Среди людей, в мельканье дней,

Спроси себя, кого ты знаешь?

Ах, в мертвый хоровод теней

Живые руки ты вплетаешь!


И кто мне скажет, что ищу

У милых глаз в лазури темной?

Овеяна их тишью дремной,

О чем томительно грущу?


Хочу ли тайной жизни реку

В колодцы светлые замкнуть?

О, если б ведать трудный путь

От человека к человеку!

(1916 г.)


Приложение №3

Не с теми я, кто жизнь встречает,

Как равную своей мечте,

Кто в достиженьях замедляет

Разбег к заоблачной черте,


Кто видит в мире только вещи,

Кто не провидит через них

Предчувствий тягостных своих

Смысл и печальный, и зловещий.


Но чужды мне и те, кто в мире

Как стран заоблачных гонцы.

Мне не по силам их венцы

И золото на их порфире.


Иду одна по бездорожью,

Томясь, предчувствуя, грустя.

Иду, бреду в Селенье Божье,

Его заблудшее дитя...

Приложение №4


Нам больно от красивых лиц,

От музыки, от сини водной,

От душных шорохов зарниц,

От песни жалостной, народной.

 

Всё, до чего коснулся Бог,

Всё, что без дум, без цели манит,

Всё, что уводит без дорог,

Земное сердце ранит, ранит…


Приложение №5


Знаю, вижу только два пути.

Кто ж я, хищница или подвижница?

Мне ли кладь разбойничью нести,

В отреченьи ль сердце моё движется?

 

Я познала радость пустоты,

Приняла сокровищницу Иова,

Но томят, томят порой мечты,

Память груза бренного, но милого.

 

Не напрасно ль, мудрая, в пути

Все услады проходила мимо я,

Если сердце тяжело нести,

Сердце мне своё ненасытимое?


Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru