Социализация городских трудных подростков в условиях неформального института улицы 22. 00. 04 Социальная структура, социальные институты и процессы



Скачать 367.73 Kb.
НазваниеСоциализация городских трудных подростков в условиях неформального института улицы 22. 00. 04 Социальная структура, социальные институты и процессы
ЗВЕРЕВА Галина Леонидовна
Дата08.04.2013
Размер367.73 Kb.
ТипАвтореферат
источник


На правах рукописи






ЗВЕРЕВА Галина Леонидовна




Социализация городских ТРУДНЫХ подростков

В УСЛОВИЯХ НЕФОРМАЛЬНОГО ИНСТИТУТА УЛИЦЫ


22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Екатеринбург - 2008

Работа выполнена на кафедре социологии и управления общественными отношениями Уральской академии государственной службы.



Научный руководитель

- доктор философских наук, профессор




Борис Сергеевич Павлов


Официальные оппоненты


- доктор философских наук, профессор

Евгения Станиславовна Баразгова





- доктор социологических наук, профессор

Валерий Трофимович Шапко













Ведущая организация

- ГОУ ВПО «Челябинский государственный университет»




Защита состоится 25 июня 2008 г. в 13.00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 502.009.01 при Уральской академии государственной службы (620219, г. Екатеринбург, ул. 8 марта, 66, зал Ученого совета).


С диссертацией можно познакомиться в научной библиотеке Уральской академии государственной службы.


Автореферат разослан « » мая 2008 г.


Ученый секретарь диссертационного

совета, кандидат социологических наук,

доцент Т. Е. Зерчанинова

^

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность постановки проблемы исследования. Проблемы формирования подростковой субкультуры, изучения условий, а также характера социализации девиантных подростков широко рассматриваются в современной социологии, в том числе отечественной. Однако данная проблематика настолько широка, что многие моменты до сих пор остаются неизученными. Кроме того, социальная ситуация в России постоянно изменяется, - это связано, в первую очередь, с формированием российской государственности, а также с общемировыми тенденциями научно-технического прогресса и общественного развития, - в связи с этим трансформируется и процесс подростковой социализации.

Особенно актуальной является, на наш взгляд, проблема социологической оценки взаимосвязи городского трудного подростка, улицы, как социально-коммуникационной среды института подростковой социализации, и подростковой «уличной» субкультуры. На то есть несколько причин.

Во-первых, не исследованы социологические критерии «трудности» подростка, что неизбежно приводит к путанице в определениях. Между тем, именно понятие «трудных подростков» вызывает наибольший интерес, так как объединяет такие социологические категории, как «девиантный» (со знаком минус), «делинквентный подросток» и в силу этого часто используется в психологической и социологической литературе.

Во-вторых, в рамках институционального подхода выделяется целый ряд институтов, оказывающих значимое влияние на подростковую социализацию: семья, школа, СМИ, неформальные социальные группы и т.д. Улица в качестве такого института, как правило, не рассматривается. Хотя ей фактически присущи все институциональные признаки: нормативность, выработка стереотипов поведения, социальный контроль уличных отношений. Необходимость ее включения в институциональный состав видится более чем оправданной: улица является основной средой социализации именно трудных подростков. Здесь семья, СМИ и школа отходят на второй план.

И, наконец, в-третьих, анализ социализации трудных подростков в условиях улицы позволяет определить то место, которое занимает в данном процессе подростковая уличная субкультура.

Таким образом, избранные направления анализа проблемы позволяют изучить социализацию городских трудных подростков во взаимосвязи с ключевыми институциональными факторами и условиями. В связи с этим, заявленная тема диссертационного исследования видится нам весьма актуальной.

^ Степень научной разработанности проблемы. Проблемы, поставленные в диссертации, опираются на широкий круг источников (разработанных в отечественной и зарубежной философской, социологической, педагогической, психологической, культурологической, историко-социологической литературе), имеющих различную теоретическую направленность, что потребовало от автора междисциплинарного подхода при анализе объекта и предмета и их изучения на методологическом, социально-теоретическом и эмпирическом уровнях.

Различные трактовки социологической институциональной теории рассмотрены в трудах таких классиков, как О.Конт, Г.Спенсер, Э.Дюркгейм, Т.Парсонс, Р.Мертон, К.Маннгейм, также Дж.Хомманс, Г.Блумер, Т.Веблен и др.

Здесь предлагается понимание института, не только как узловой точки общественных отношений, но как приспособительного, функционального устройства общества, стереотипизирующего поведение личности в той или иной ситуации.

Серьезный вклад в изучение природы и специфики социального института привнес российские социологи Г.В.Осипов, Д.В.Гавра, Н.И.Коржевская, Л.А.Седов, в работах которого предлагается широконаправленная синтетическая концепция данного феномена.

При рассмотрении социальных трансформаций в сфере социализации подростков, автор опирался на концептуальные положения работ социологов, рассматривавших социальное изменение, прежде всего, в институциональной и социокультурной перспективах – Э.Эриксона, И.С.Кона, Н.Элиаса, З.Маха, Ш.Эйзенштадта, Н.И.Лапина, А.С.Ахиезера, Г.Г.Дилигенского и др.

Изучены также отдельные разновидности молодежных субкультур (И.И.Клявина, Б.В.Куприянов, А.Е.Подобин, С.В.Родионов, Т.Б.Щепанская), процессы их становления (И.Э.Петрова), взаимодействие молодежных субкультур с социальными институтами (А.А.Артюх, С.А.Воронина).

Проблема отношений взрослых и подростков в процессе их социализации рассматривается с разных точек зрения в исследованиях многих отечественных психологов (Л.С.Выготский, И.С.Кон, А.Д.Кошелева, А.Н.Леонтьев, М.И.Лисина, М.В.Осорина, Д.И.Фельдштейн, Л.И.Божович). Здесь осуществляется анализ социально-психологических детерминант социализации детей, подростков и юношей, их отношения с различными «взрослыми» социальными группами и институтами: семьей, школой, государсвом, масс-медиа. Учитываются и психологические особенности пубертатного периода, и пограничное социальное положение подростка, связанное с приобретением им социального статуса взрослого.

Определенный интерес представляют работы Уральских социологов, выполненные в 1996-2005 годах под руководством В.Г.Попова (УрАГС), а также Б.С.Павлова (УрО РАН). Авторы рассматривают проблемы выработки социологического подхода к изучению категории молодежь, уделяют значительное внимание вопросам динамики ценностных ориентаций молодых людей в период становления российской государственности и социетальных изменений, социальной реабилитации проблемной молодежи, развитию и применению на практике эко-антропоцентрического подхода (анализ работ К.Маннгейма, Т.М.Дридзе) и т.д.

Рассмотрению понятия города, как основной среды жизнедеятельности городских трудных подростков посвящены труды уральских социологов: Г.Е.Зборовского, Е.Н.Заборовой. Основной акцент в работах этих авторов ставится на выявление социальных индикаторов и детерминант развития современной городской среды

Развитию концепции индивидуальной педагогической помощи безнадзорным подросткам посвящены работы А.В.Мудрика, Б.В.Куприянова, О.В.Миновской, М.В.Шакуровой и др. В них определены сущность, типы задач, условия эффективности помощи, а также соответствующая методика.

Взаимодействие субъектов социального воспитания с представителями юношеской субкультуры находит свое отражение трудах М.А.Ковальчука, И.В.Кузнецовой, М.И.Рожкова, Н.А.Сенченко.

Существенное влияние на развитие теории и практики взаимодействия с трудными подростками оказали работы социальных психологов, в частности М.И.Битяновой.

Однако, при всей многочисленности социологических исследований, посвящённых анализу девиантного поведения молодёжи, выявлению причин экстенсивного расширения противоправных действий молодых людей, поиску путей и средств эффективной реабилитационной политики, сегодня, практически нет работ по девиантной субкультуре социальной группы городских подростков.

Это предопределило основную цель работы, которая состоит в осуществлении теоретико-методологического и эмпирического анализа проблем и основных направлений социализации городских трудных подростков в условиях «улицы».

Для достижения поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи:

  1. Разработать теоретико-методологический подход к определению базовых понятий исследования: «трудный городской подросток», «социализация городских трудных подростков», «уличная субкультура», «неформальный институт улицы».

  2. Выявить специфические формы и особенности социализации трудных подростков, обусловленные институциональной спецификой городской улицы, степенью и характером влияния семьи и школы на городского подростка;

  3. Рассмотреть процесс взаимовлияния неформального института улицы и подростковой девиантной «уличной» субкультуры в процессе социализации городских трудных подростков.

  4. На основе данных специальных социологических исследований выявить и проанализировать предпосылки и условия воспроизводства девиантного поведения среди подростков в современном крупном российском городе.

  5. Построить социологический портрет городского трудного подростка.

  6. Осуществить эмпирико-социологический анализ основных детерминант процесса социализации городских трудных подростков в условиях неформального института улицы.

  7. Эмпирически выявить и подвергнуть теоретическому анализу наиболее «проблемную группу» городских трудных подростков.

Объектом исследования выступают городские трудные подростки.

Предметом исследования являются особенности процессов социализации городских трудных подростков.

^ Теоретико-методологические и эмпирические источники исследования. В качестве теоретической базы исследования выступили классические и новейшие теории и концепции общей социологии, а также социологии молодежи: концепция социальной идентичности Э.Эриксона, концепция социального воспитания А.В.Мудрика, развитая и значительно дополненная трудами Б.В.Куприянова, О.В.Миновской, М.В.Шакуровой, совокупность гуманистических концепций и взглядов на процесс воспитания В.П.Бедерханова, О.С.Газмана, Н.Н.Михайловой, С.М.Юсфина, положения педагогической герменевтики И.Д. Демаковой, технология социальных проб М.И.Рожкова; также выводы Р.Эриксона относительно особенностей психологии подростков, а также выкладки И.Кона в рамках изучения им психологии юности.

Кроме того, ряд теоретических позиций базируется на представлениях об особенностях социализации старших школьников И.В.Дубровиной, В.И.Слободчикова; на идеях Д.И.Фельдштейна и Б.Д.Эльконина о посреднической позиции взрослого сообщества в освоении ребенком социального окружения. Эмпирическое исследование опирается на разработки Д.В.Григорьева, М.А.Ковальчук, А.Е.Подобина.

^ В качестве основной базы эмпирического исследования выступили результаты экспертного интервью (30 экспертов), а также массивы социолого-статистических данных социологических опросов по заявленной проблематике:

– 1994 г., Нижний Тагил, опрошены 580 учащихся девяти школ и трёх СПТУ; 320 подростков, состоящих на учёте в ОПППН; 123 эксперта, в дальнейшем аббревиатура «УрфО – 1»;

– 1996 г. Надым, Надымский район; опрошены: 91 подросток-право-нарушитель, 464 подростка-школьника, 106 экспертов; основная задача - выявление основных причин, условий расширения феномена девиантного (противоправного) поведения подростков, поиск путей, средств повышения эффективности процесса социальной реабилитации несовершеннолетних правонарушителей в условиях городов и посёлков Крайнего Севера – «УрфО – 2»;

– 1999 г. март-апрель, межрегиональное исследование по социально-экономическим и психолого-педагогическим проблемам российской семьи. По одной стандартизированной анкете был проведён опрос 1360 отцов и матерей в шести регионах РФ по проблемам социализации подростков в условиях и средствами семьи – «УрФО-3»;

– ноябрь 2006 – февраль 2007 гг. по представительной выборке в шести городах Свердловской и Челябинской областей по специальным анкетам опрошены 665 учащихся, 490 их родителей и 230 экспертов - специалистов учреждений, связанных с организацией социализационного процесса в молодёжной среде. В числе опрошенных подростков 327 так называемых, «благополучных», по оценкам учителей («Б») и 338 – «трудных» – («Тр») – «УрФО- 4» - при непосредственном участии автора;

– март 2007 г., экспертный опрос 76 ведущих опытных специалистов школ города и района (директоров, завучей, педагогов, специалистов Управления общим и профессиональным образованием мэрии и МО г. Надым и Надымский район). Распределение опрошенных: в школах Надыма – 39 чел.; в школах посёлков района – 17 чел.; работников Мэрии – 10 чел. – «Урфо -5» - при непосредственном участии автора.

Кроме того, в диссертационном исследовании использованы результаты социологических опросов, проведенных Институтом экономики УрО РАН, законодательные акты РФ и субъектов Федерации, руководящие и информационные материалы Министерств социальной защиты (федеральных и региональных), данные комитетов государственной статистики.

^ Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

1. Разработано авторское понятие «городского трудного подростка», как представителя специфической социальной группы.

2. Выявлены и зафиксированы социологические критерии определения специфики социализации подростков, связанной с психологическими особенностями возраста. К ним отнесены: склонность к правонарушениям и преступлениям; конфликтность; ярко выраженная агрессия по отношению к окружающим; демонстрация приверженности к ценностям противоправных; преступных неформальных групп – одежда, сленг, поступки, суждения; отказ от исполнения социальных норм; показное неисполнение/нарушение социальных норм; «уличность», как результат интернализации и трансляции тинэйджером норм подростковой уличной субкультуры.

3. На основе данных авторского исследования разработаны эмпирические индикаторы процесса социализации подростков в условиях неформального института улицы: характер взаимоотношений с семьей, отношения с уличными группами сверстников, степень одобрения ближним окружением нормативно-поведенческой модели подростка, содержание уличного статуса подростка и соответствие его личностным ожиданиям, а также степень развития у подростка функции самоконтроля.

4. Предложено авторское понимание роли неформального института улицы в процессе социализации городских трудных подростков. «Улица» рассматривается как устойчивая система коммуникации подростков и юношества, основанная на ценностях и нормах уличной субкультуры, транслирующаяся в поведенческой модели отношения и поведения в социальной реальности. «Улица» осуществляет распространение данной модели (моделей), контролирует их усвоение и способна производить репрессии по отношению к инакомыслию.

5. Предложена авторская трактовка понятия социализации городских трудных подростков, как избираемого подростком альтернативного способа личностного становления, посредством интернализации (усвоения/идентификации) им уличной ценностно-поведенческой (субкультурной) модели.

6. По результатам эмпирического исследования выделен ряд социальных факторов социализации безнадзорных подростков: неблагополучие в родительской семье, ярко выраженные эмоциональные реакции на стресс, обостренный оценочный максимализм, особенности темперамента, а также круг непосредственного общения.


^ Положения, выносимые на защиту:

1. Городской трудный подросток это – тинэйджер, нормативно-поведенческая модель которого не находит в обществе одобрения и поддержки. Данная модель формируется, главным образом, на основе уличной субкультуры и включает в себя нормы, ценности, знания, установки символического поведения и социальные стереотипы, установленные и транслируемые в рамках городской улицы.

2. К «трудности» подростка толкает несоответствие личностных потребностей социальным альтернативам их удовлетворения, которые предоставляют такие институты социализации, как семья и школа. Подросток ожидает, что интернализация уличной ценностно-поведенческой модели позволит ему в будущем развить личностные качества, необходимые для эффективного функционирования в обществе, а именно успешно сформировать систему самоконтроля взамен внешних (родительских, воспитательских) санкций.

3. В качестве основного института социализации городских трудных подростков выступает городская улица. В отличие от социальных институтов семьи и школы данный неформальный институт предоставляет набор деятельностных альтернатив, вариантов реализации потребностей в конкретных социальных групповых формах.

4. Неформальным институт улицы является, поскольку он выполняет социально значимые функции, но не является при этом общественно признанным и поддерживаемым; стереотипизирует поведение уличных подростков, и в то же время не закрепляет нормы и обычаи в виде официальных (общественно признанных, легитимных) законов; транслирует элементы подростковой уличной субкультуры, предлагая при этом собственную трактовку общественных норм и ценностей, альтернативную ценностно-поведенческую модель; реализуется в различных иерархизированных, нормативно-регулируемых подростковых уличных группах, которые имеют лишь уличный (неофициальный статус), и в формализованную структуру общества не включаются.

5. Наиболее проблемной группой городских трудных подростков являются безнадзорные тинэйджеры, поскольку неблагополучие в родительской семье, особенности темперамента или же их непосредственное окружение детерминируют склонность к противоправным действиям, конфликтность, агрессивность в отношениях с окружающими, демонстрацию приверженности к криминальной субкультуре, показное неисполнение или же нарушение общественных норм и правил.

^ Теоретическая значимость исследования заключается в разработке методологии социологического подхода к изучению феномена городских трудных подростков, как социальной группы, неформального института улицы, а также их социализации в условиях данного социального института.

На базе эмпирических обобщений реализована попытка выявления ключевых социологических детерминант социализации городских трудных подростков в условиях неформального института улицы.

^ Научно-практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы: для решения теоретико-методологических проблем изучения девиантности и противоправного поведения подростков в любом крупном городе; для дальнейшей разработки понятийного аппарата социологии подростков, социологии юношества, социологии семьи, а также социологии образования; для получения эмпирической информации о состоянии девиантности и криминогенности подростковой среды города; для определении содержания, тактики и стратегии государственной политики в отношении трудных подростков;

Кроме того, некоторые теоретические и практические наработки могут быть использованы при составлении учебных курсов «Социология культуры», «Социология семьи», «Социология подросткового периода», «Организация социальной работы» для студентов социологических, педагогических специальностей.

^ Апробация результатов исследования. Основные идеи и положения диссертации докладывались и обсуждались на ряде международных, всероссийских научных конференций в Кургане, Москве, Челябинске, а также Екатеринбурге; представлялись на обсуждение отдела Центра социальных инноваций Института экономики УрО РАН (2005, 2006 гг.), рассматривались на заседаниях кафедры социологии и управления общественными отношениями УрАГС; использовались при корректировке работы Департамента по делам молодежи Свердловской области, а также при подготовке ряда документов по проблемам детской социальной политики реабилитации подростков-правонарушителей и детей, воспитывающихся вне родительской семьи.

^ Структура и объем диссертации. Работа объемом 138 с. состоит из введения, двух глав, 4 параграфов и заключения, списка литературы, содержащего 190 источников.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы диссертационного исследования, характеризуется состояние и степень ее разработанности в научной литературе, сформулированы цели и задачи, определяются объект и предмет исследования, теоретическая и методологическая основы диссертации, указаны эмпирическая база, полученные автором результаты исследования и их научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, форы ее апробации и область возможного применения научных выводов и рекомендаций.

Глава первая «Теоретико-методологические основания изучения городских трудных подростков и неформального института улицы» посвящена обоснованию основных принципов анализа поставленной проблемы, обобщению итогов научных дискуссий о сущности феномена городского трудного подростка, а также улицы, как неформального института. Глава состоит из двух параграфов и носит теоретический характер.

В первом параграфе «Городские трудные подростки как социальная группа» автор рассматривает ряд положений, отражающих подходы к рассмотрению понятий подростка, а также собственно городского трудного подростка с точки зрения социологической науки.

В биологии и психологии под пубертатным периодом понимается одна из стадий развития индивида в процессе онтогенеза, непосредственно связанная с половым созреванием, а также вхождением во взрослую жизнь. Отсюда берет свое начало психофизиологическое разграничение на детей и подростков, подростков и взрослых.

Л.С.Выготский различает три точки подросткового созревания: органическое, половое (психологическое) и социальное. Он пишет: «Мы наблюдаем сначала половое созревание, затем органическое и лишь спустя некоторое время – социальное. Данное расхождение и обусловило возникновение подросткового периода»1. Подростковый период характеризуется во-первых, интенсивным физическим и физиологическим развитием тела, в результате взаимовлияния гормонов роста и половых гормонов; во-вторых особым состоянием нервной системы, когда нервные процессы часто преобладают над торможением.

Психологические трансформации, характерные для подросткового периода происходят на фоне онтогенетических изменений в организме, то есть обусловлены ими. Здесь можно говорить о выделении сущностных черт «подростковой психики», субъективных состояний подросткового сознания и поведенческих реакций, связанных с нестандартным, во многом стихийным, часто асоциальным или криминальным восприятием, а также отношением к окружающим людям, общественным нормам.

Ведущей деятельностью подростка является его общение со сверстниками. Здесь главная тенденция заключается в переориентации общения с родителей и учителей на сверстников. В этой связи необходимо подробным образом рассмотреть интерес подростков к общению, а также ключевые социальные характеристики данного вида деятельности, которые, на наш взгляд, наиболее емко описал академик И.С.Кон.

Общественная оценка поведения заключается в сравнении его с определенной нормой: поведение проблемного характера часто называется девиантным, отклоняющимся.

Основными критериями трудности подростка, являются особенности его поведения, не находящие поддержки и одобрения в обществе:

  • склонность к правонарушениям и преступлениям;

  • конфликтность;

  • ярко выраженная агрессия по отношению к окружающим;

  • демонстрация приверженности к ценностям противоправных; преступных неформальных групп – одежда, сленг, поступки, суждения;

  • отказ от исполнения социальных норм;

  • показное неисполнение/нарушение социальных норм;

  • «уличность», как результат интернализации и трансляции тинэйджером норм подростковой уличной субкультуры.

Ключевыми социальными характеристиками города являются:

  • территориальная концентрация расселения людей (высокая плотность населения);

  • разнообразие производственной и внепроизводственной деятельности;

  • как следствие предыдущего пункта, социальная и стратификационная неоднородность различных групп горожан.

  • повышенный уровень культурной деятельности, более развитая социальная инфраструктура.

Город определяется как особая географически-экономически-социальная целостность, а также общность людей по поселению, совокупность социальных процессов внутри этого локального сообщества.

Городская культура более анонимна в плане межличностных контактов, характерна снижением роли территориально родственных связей, наличием множества стереотипов, неустойчивостью статуса и мобильностью личности в ней, а также слабостью традиций и социального контроля. В городской среде влияние социально-психологических детерминант девиантного поведения значительно усиливается, что еще раз говорит о необходимости изучения социализации трудных подростков в условиях крупного города, а именно неформального института улицы, девиантной субкультуры.

^ Во втором параграфе первой главы «Неформальный институт улицы и его роль в социализации городских трудных подростков» Предлагается авторское определение «уличной» социализации городских трудных подростков, как избираемый подростком альтернативный способ личностного становления, посредством интернализации (усвоения/идентификации) им уличной ценностно-поведенческой (субкультурной) модели социальной реальности.

Подросток ожидает, что интернализация уличной ценностно-поведенческой модели позволит ему в будущем развить личностные качества, необходимые для эффективного функционирования в обществе, а именно успешно сформировать систему самоконтроля взамен внешних (родительских, воспитательских) санкций. Выбор подростком уличной ценностно-поведенческой модели говорит, в первую очередь, о том, что предлагаемая семейная и образовательная модели не соответствуют, по его мнению, вышеозначенным ожиданиям в силу ряда различных причин (о них мы будем вести речь далее, в рамках рассмотрения институтов семьи и обрзования).

В данном случае наиболее распространенные модели, транслируемые большинством родителей и воспитателей/учителей могут быть названы культурными, поскольку содержат в себе формальные, главным образом, общественно-признанные нормы, ценности, элементы культуры и поведенческие установки; уличная же модель относится нами к субкультурной, так как в ее основе лежит субкультура, альтернативная по отношению к общественно признанной культуре.

По нашему мнению, ценностно-поведенческая модель, помимо прочего, состоит из следующих специфических элементов культуры:

  • определенные нормы и ценности;

  • определенные знания;

  • определенные умения;

  • определенные установки символического поведения.

Иными словами, уличный подросток интернализирует следующие элементы уличной субкультуры: уличные нормы и ценности, видение уличного социального статуса и способы его приобретения, специфические роли.

Уличная субкультура базируется на отношении одобрения/неодобрения, принятия/непринятия, а также на способности реконструирования элементов общественно-принятой культуры. Таким образом, уличная субкультура отстраивается именно относительно общественной культуры, она находит себя в отношении с общественной культурой и не возможна в отсутствии ее. Уличная субкультура анализирует основные ценности и нормы, поведенческие модели общественно признанной культуры и часто предлагает их альтернативную трактовку, либо альтернативные пути достижения определенного социального статуса, альтернативные механизмы и способы интернализации социальных норм и ценностей.

Таким образом, уличная нормативно-поведенческая (субкультурная) модель в качестве главной цели ставит нахождение альтернативы сложившемуся порядку социализации в обществе – как усвоению механизмов и способов удовлетворения общественных потребностей.

К индикаторам социального статуса состоявшегося взрослого человека можно отнести различные свидетельства социальной успешности:

  • рейтинг уважения – «меня уважают…»;

  • финансовое состояние и атрибуты финансового благополучия – «у меня есть дорогая машина, я одеваюсь в дорогих бутиках (dressing up);

  • владение дорогими вещами и т.д.

В рамках авторского исследования мы доказываем что, городской подросток социализируется в не только рамках семьи и школы, но также института улицы (а не отдельных неформальных подростковых и, чаще всего, делинквентых групп, как считает ряд социологов).

Кроме того, избирая в силу ряда причин уличную социализацию, подросток обычно приобретает общественный статус трудного, который, как показывает авторское исследование, далеко не всегда связан с делинквентностью или потенциально преступным поведением.

Далее, социологический анализ показывает нам, что улица являет собой давно сложившийся социальный институт, который выполняет функцию социализации, но, если судить с классической точки зрения, он не формализован, то есть транслируемая им нормативно-поведенческая модель не находит формализованного (нормативного) закрепления в обществе.

Здесь регламентация социальных ролей, функций, средств и методов деятельности и санкций за ненормативное поведение отсутствует. Она заменяется регулированием неформальным через традиции, обычаи, социальные нормы и т.п. От этого неформальный институт не перестает быть институтом и выполнять соответствующие регулятивные функции.

Рассуждая таким образом, мы склонны определять понятие «института» скорее в рамках идей Э.Дюркгейма, а также Дж.Хомманса, Р.Мертона и Т.Веблена.

Из этого вытекает и принимаемая нами за основу в данной работе концепция неформального института улицы.

Однако, в первую очередь, постараемся объяснить, почему, и в силу каких причин подросток прибегает к альтернативному способу социализации в рамках неформального института улицы, в обход семьи и школы.

Сразу отметим, что социальный институт семьи выступает в качестве первичного источника трансляции ценностно-нормативного комплекса. Но подростковый период характерен, прежде всего, стремлением к автономизации, социокультурному выходу за рамки семьи, «знакомством» с внешним, «взрослым» миром. Поэтому в жизни подростка семья часто отходит на второй план.

Что касается школы, то она способна дать подростку возможность общения со сверстниками. Вместе с тем, школа транслирует определенную формально-социальную позицию по отношению к подростку, в ряде случаев определяя круг его общения, принуждая к определенным коммуникативным действиям. Более того, не всегда подросток имеет возможность обеспечить необходимый и достаточный уровень самооценки в формализованной школьной среде сверстников.

В этом случае подросток социализируется в рамках социальные «уличные» группы. Но подчеркнем, что это происходит в силу ослабления влияния социальных институтов семьи и школы.

По нашему мнению, улица это та среда, в рамках которой городской подросток имеет возможность разрешить свои социально-психологические проблемы и чаще всего приобретает статус трудного. С позиций институционального а также субкультурного подходов мы склонны рассматривать улицу не просто как среду в рамках которой развиваются и функционируют неформальные подростковые группы, но в качестве неформального социального института, в условиях которого подросток социализируется, интернализирует элементы подростковой уличной субкультуры.

Следовательно, во-первых, основной средой социализации городского трудного подростка является неформальный институт улицы. Подросток выбирает путь отрицательной девиации в том случае, если институты семьи и школы не способны удовлетворить его значимые социально-психологические потребности.

Во-вторых, нормативно-ценностный комплекс «уличной» социализации зафиксирован и транслируется, главным образом, посредством подростковой уличной субкультуры – особого вида девиантной субкультуры, функционирующей в рамках неформального института улицы.

Неформальный институт улицы – это устойчивая система взаимосвязей, выраженная в элементах уличной субкультуры (ценности, обычаи, привычки), транслирующаяся в форме нормативно-поведенческой модели социальной реальности, которая реализуется и воспроизводится в среде различных городских уличных групп и преследует своей целью осуществление альтернативного по отношению к общественно-признанному способа социализации индивидов.

Поскольку в основе института улицы лежит альтернативная субкультура, невозможна формализация данной нормативно-поведенческой модели в классическом социологическом толковании. Дело в том, что уличные нормы и ценности не имеют официального общественного признания (а значит и законодательного, нормативного закрепления). Нормы улицы как бы не существуют в обществе. Общественно признанная культура исходит лишь из собственного толкования нормативно-поведенческих моделей. Более того, основные общественно признанные ценности, как мы отмечали выше, находят свое отражение в рамках уличной субкультуры, с той лишь разницей, что последняя трактует их по-своему. Именно в этой связи в большинстве случаев «официальная» культура попросту не фиксирует разницы и воспринимает их как собственные. В этом случае для общественного большинства различия между собственными нормами и нормами субкультуры как бы не существуют. Так например, понятие о чести или религиозные ценности существуют и в «нормальном» обществе большинства, и «на улицах» и в преступном мире. Но контекст и содержание их далеко не всегда совпадают. В связи с вышесказанным мы называем институт улицы неформальным.

К числу ключевых признаков неформального института улицы можно отнести:

  • возможность выделения определенного круга субъектов, вступающих в процессе деятельности в отношения, приобретающие устойчивый характер;

  • определенную (хотя и неформализованную) организацию;

  • наличие специфических социальных норм и предписаний, регулирующих поведение людей в рамках данного социального института;

  • наличие социально значимых институциональных функций, интегрирующих его в общую социальную систему.

Глава вторая «Практико-социологический анализ социализации городских трудных подростков в условиях неформального института улицы» состоит из двух параграфов, носит в основном научно-прикладной характер и посвящена вопросам определения социологического портрета современного городского трудного подростка, выявлению основных факторов и детерминант его социализации (главным образом уличной), влияния и роли подростковой уличной субкультуры в этом процессе.

В первом параграфе «Специфика процесса «уличной» социализации городских трудных подростков» определяются основные характерологические и социально-ориентационные параметры, а также проблемы, имеющие место в подростковой среде крупного и среднего города. Глубокий эмпирический анализ стал возможен благодаря масштабным социологическим исследованиям, проведенным за последние пять лет авторским коллективом ведущих уральских специалистов. Соответственно, удалось выявить не только насущные подростковые проблемы и особенности социализации, но и определить их социализационные потребности, что особенно важно при повышении эффективности процесса социализации трудных подростков.

В эмпирической части исследования были решены следующие исследовательские задачи.

Во-первых, на практике подтвердилась теоретическая авторская концепция категории городского трудного подростка.

Для этого был описан социологический портрет современного трудного городского подростка, проанализированы мнения родителей, учителей, экспертов, а также самих подростков относительно критериев трудности

Во-вторых, удалось показать, что подросток, не имеющий возможности в силу ряда причин социализироваться в рамках семьи и школы, избирает альтернативный способ социализации на улице и чаще всего получает статус «трудного».

В-третьих, мы показали институциональный характер уличной среды, эмпирически обосновали тезис о том, что институт улицы существует неформально, то есть: выполняет социально значимые функции, удовлетворяя подростковые потребности в социализации, формировании собственной картины мира, но не является при этом общественно признанным и поддерживаемым; стереотипизирует поведение уличных подростков, и в то же время не закрепляет нормы и обычаи в виде официальных (общественно признанных, легитимных) законов; транслирует элементы подростковой уличной субкультуры, предлагая собственную трактовку общественных норм и ценностей, альтернативную ценностно-поведенческую модель социальной реальности; реализуется в различных иерархизированных, нормативно-регулируемых подростковых уличных группах, которые имеют лишь уличный (неофициальный статус), и в формализованную структуру общества не включаются.

В-четвертых, результаты качественного исследования свидетельствуют о том, что наиболее проблемной группой городских «уличных» трудных подростков, в силу ряда причин, являются безнадзорные подростки. В этой связи во втором параграфе практической части нами была дана социологическая характеристика безнадзорным подросткам и проанализированы основные детерминанты их «уличной» социализации.

Городская среда, неформальный институт улицы предлагают подростку достаточно широкий выбор социализационных альтернатив.

Большое значение в социальной дифференциации подростков имеет показатель склонности их к девиантным действиям со знаком минус в рамках уличной социализации, вхождения в неформальные подростковые группы.

Таким образом, ценности детского (подросткового) общества плохо согласованы с ценностями мира взрослого. Поэтому родители, стремящиеся не потерять контакт со своими детьми, влиять на их окружение, естественно должны, если не очень хорошо знать ближайшее окружение сына (дочери), то, во всяком случае, иметь о нем представление. Лучший способ узнать друзей подростка – открыть для них свой дом, хотя это порой хлопотно и беспокойно.

Согласно результатам исследований, помимо общения в процессе учебы, для подростков большое значение имеет совместное проведение досуга, основанное на общности интересов ребят, входящих в подростковые группы, компании, а для тех, кто не входит в них, общение с другом, подругой.

В целом же отношения с друзьями, товарищами по совместной учебе и отдыху являются одним из существенных факторов социализации подростка, формирования его характера, ценностных ориентаций, поведенческих особенностей.

В подростковом возрасте коллективистский стереотип поведения все более замещается стремлением подростка к обособлению посредством вхождения в малую группу (как правило, сверстников). Здесь мы имеем стадию «индивидуализированной формы социализации» и «стандартизированной формы индивидуализации».

Установлено, что дети, воспитывающиеся в традиционных обществах, в большей степени страдают от симптомов, связанных со сверхконтролем со стороны родителей, в то время, как дети из модернистских обществ проявляют отклонения, связанные с недостаточным контролем.

Семьи в традиционных обществах проявляют тенденцию к подавлению эмоций у детей, задерживая их естественное эмоциональное выражение, при этом исходят из того принципа, что ребёнок должен в рамках приличия сдерживать свои эмоции.

Большинство подростков не только хотят жить в городе, но и ожидают для себя конкретные «плюсы» городской жизни: главным образом удовлетворения двух наиболее важных социализационных подростковых потребностей – общаться со сверстниками и отдыхать, «весело проводить время в кругу друзей», «тусоваться». Недостаточная городская инфраструктура развлечений, разнообразных мест общения, приводит к таким подростковым явлениям как «собираться на главной площади города и «зависнуть» и т.д., когда подростки мучаются от безделья.

Наличие достаточного количества альтернатив общения и отдыха снижает склонность подростков к делинквентному поведению, поскольку находится выход энергии6 тинэйджер удовлетворяет потребности пубертатного периода, имеет возможность проиграть необходимые ситуации, реализовать элементы уличной нормативно-поведенческой модели социальной реальности.

В свою очередь, трудные подростки, достаточно автономные от влияния и воли взрослых, в числе неформальных «уличных» групп часто бывают в крупных городах, посещают знаковые места, какие-либо мероприятия, нередко совершая при этом такие противоправные поступки, как кражи, хулиганство, вымогательство и т.д.

Наиболее характерными особенностями социологического портрета трудного подростка являются:

  • максимализм, возбудимость, раздражительность, грубость в поведении, детерминированные онтогенетическими изменениями в организме, личностным развитием;

  • более выраженные психические реакции на стресс (в том числе суицидальное поведение), трудность сложившейся жизненной ситуации;

  • как результат, ярко выраженный асоциальный характер поведения;

  • внутренняя неудовлетворенность, связанная с нарушением естественного процесса социализации в пубертатный период;

  • внутреннее влечение подростка ко всему запрещенному, тайному и необычному.

В качестве основных критериев трудности подростка, согласно результатам эмпирического исследования, являются

  • агрессивность по отношению к окружающим, как бурная реакция на незначительные раздражители, способ самовыражения на фоне раздражения, связанного с критическим, переходным периодом в жизни тинэйджера. Агрессивность приводит либо к противоправным действиям, либо к разладу отношений с близкими;

  • непослушание, как игнорирование им общественных норм, или же нарушение, или декларация собственной интерпретации норм, или же с неподчинением подростка воле родителей, с непризнанием их власти, как права старшего оценивать и корректировать поведение/действия младшего;

  • преступное поведение, как поведение, предопределяющее действия, нарушающие формальные нормы, и предусматривающие законами общества определенное наказание. По данному критерию трудный подросток часто отождествляется именно с делинквентным. С другой стороны, в ряде случаев статус трудного ребенка получают подростки с несколько иным видением мира, по-иному интерпретирующие правила и нормы, в поведении которых меньше стереотипов. В данном случае понятие трудности, как, прежде всего, инаковости коррелирует с категорией девиантности;

  • инаковость, как не похожесть на окружающих, невозможность быть вписанным в существующую социальную нормативно-поведенческую модель

  • уличность, как предпочтение подростком улицы в качестве основной среды коммуникации и социализации.

В ходе качественного анализа мы подтвердили свою гипотезу о том, что подросток, который не имеет возможности социализироваться в рамках семьи и школы, избирает альтернативный способ социализации на улице и чаще всего получает в обществе статус «трудного».

К числу основных причин такого выбора необходимо отнести:

  • неудовлетворительные отношения в семье, в результате которых осуществляется ненадлежащее исполнение воспитательной функции в семье, которая заключается в трансляции членами семьи общественно-признанной нормативно-поведенческой модели в доступной для ребенка/подростка форме с учетом личностных, психологических, поведенческих особенностей подростка;

  • отсутствие семьи, когда ее место как основного и первичного института социализации занимает специализированное учреждение – детский дом;

  • отношения в школе, когда школьная среда, учителя или окружение сверстников также являются серьезным основанием для выбора подростком уличной социализации.

Институт улицы существует неформально, поскольку:

а) ^ Выполняет социально значимые функции, удовлетворяя подростковые потребности в социализации, формировании собственной картины мира, но не является при этом общественно признанным и поддерживаемым;

б) ^ Стереотипизирует поведение уличных подростков, и в то же время не закрепляет нормы и обычаи в виде официальных (общественно признанных, легитимных) законов;

в) ^ Транслирует элементы подростковой уличной субкультуры, предлагая собственную трактовку общественных норм и ценностей, альтернативную ценностно-поведенческую модель;

г) Реализуется в различных иерархизированных, нормативно-регулируемых подростковых уличных группах, которые имеют лишь уличный (неофициальный статус), и в формализованную структуру общества не включаются.

Наиболее проблемной группой городских «уличных» трудных подростков являются безнадзорные тинэйджеры.


Во втором параграфе второй главы «Безнадзорные подростки как наиболее проблемная группа городских трудных подростков: анализ основных детерминант социализации» проведен анализ феномена безнадзорного подростка, дана авторская позиция относительно наибольшей проблемности данной подростковой группы с точки зрения социализации в рамках неформального института улицы.

Поведение подростка в процессе адаптации к условиям неформального института улицы во многом зависит от того, каким было его предыдущее развитие (как проходило формирование способности принять ценность другого; отношения доверия - недоверия к миру; как строилась оценка окружающего мира с точки зрения пользы не только для себя, но и для других и т.д.), а также от качества новообразований предшествующих возрастных периодов. В процессе «классической» социально-психологической адаптации изменяется внутренний мир человека: появляются новые представления, знания о деятельности, которой он занимается, в результате чего происходит самокоррекция и самоопределение личности. Претерпевают изменения самооценка личности, которая связана с новой деятельностью субъекта, ее целями и задачами, трудностями и требованиями; уровень притязаний, образ «Я», рефлексия, «Я-концепция», оценка себя (в сравнении с другими).

Оказавшись на улице по собственной инициативе в результате неспособности адаптироваться к «плохому» социуму (именно об этом свидетельствует статистика уходов из дома), подросток сталкивается с проблемой адаптации к неформально институциональной среде.

В процессе адаптации обычно наблюдается возникновение и развитие нескольких так называемых «кризисов», в числе основных из которых следует назвать:

1) кризис индифферентности установки, когда более не существует привязанности к объекту (институтам «официального» социума и их представителям);

2) кризис опустошенности, возникающий при смене социальной ситуации и ведущий к нарушению у подростка ориентировки в потоке событий, появлению переживания непредсказуемости, неопределенности будущего;

3) кризис бесперспективности, который проявляется, когда в сознании человека слабо представлены связи конкретных событий с проектами, планами, мечтами и реальными каналами их реализации.



В процессе взаимодействия с подростком социальный педагог постепенно получает ответы на вопросы, как давно, после какого случая подросток выбрал свой путь; им ли был сделан выбор; почему подросток сделал именно такой выбор; что это ему дает; какими должны быть люди, чтобы повторить в свое время подобный выбор, что может удержать другого от подобного выбора; какие альтернативы существовали сделанному выбору.

Цель подобной беседы - не столько получить абсолютно достоверные результаты (социально-психологические характеристики подростков замеряются иными, более адекватными способами), сколько придать просоциальное направление использованию жизненного «уличного» опыта подростком, дать ему возможность выбора оценивать свою жизнь в асоциальном и просоциальном плане. Эмпирическое исследование показало, что подобного рода взаимодействие является довольно привлекательным для подростков, поскольку строится с признанием их компетентности в данной сфере. Ребята фактически выступают в роли своеобразных консультантов-экспертов по вопросам «уличной» жизни.

Парадоксально печальным является несоответствие ресурсов социальной сферы современного общества путям и формам реинтеграции, предлагаемым подростками. Так, подавляющее большинство «уличных» подростков (до 86%) изъявляют желание работать на сдельной основе при достаточно высоком уровне заработной платы, практически все мотивируют размер оплаты труда необходимостью снимать жилье, иметь приличную одежду, желанием содержательно проводить досуг и т.п. Не очевидно ли, что при подобного рода оценке перспектив и целей своей возможной жизни подросток оказывается не только жертвой обстоятельств в общепринятом смысле (изгой асоциальной семьи, следствие педагогической несостоятельности родителей и т.п.), но и, в гораздо большей степени, жертвой несовершенной и несостоятельной по своей сути системы социальной помощи и поддержки маргинальным слоям населения в целом?

Ситуация, предшествующая уходу подростка из семьи, носит в этом отношении амбивалентный характер: с одной стороны, безуспешность ожиданий результативности действий окружающего мира (членов семьи, учителей и т.п.) в плане налаживания взаимоотношений с ребенком как результат прошлого жизненного опыта, с другой - свидетельство неэффективности собственной деятельности, беспомощность по адаптации к институциональной сфере. Эти две разнонаправленные тенденции могут, на наш взгляд, привести лишь к одному результату: формированию интернальности по отношению к неформальному институту улицы сфере.

Безусловно, поведение подростка в процессе адаптации к условиям улицы во многом зависит от того, каким было его предыдущее развитие (как проходило формирование способности принять ценность другого; отношения доверия - недоверия к миру; как строилась оценка окружающего мира с точки зрения пользы не только для себя, но и для других и т.д.), а также от качества новообразований предшествующих возрастных периодов. Известно, что в процессе «классической» социально-психологической адаптации изменяется внутренний мир человека: появляются новые представления, знания о деятельности, которой он занимается, в результате чего происходит самокоррекция и самоопределение личности. Претерпевают изменения самооценка личности, которая связана с новой деятельностью субъекта, ее целями и задачами, трудностями и требованиями; уровень притязаний, образ «Я», рефлексия, «Я-концепция», оценка себя (в сравнении с другими).

В трактовке безнадзорности как процесса дезадаптации выделять две фазы: во-первых, отчуждение индивида от формально-институциональной сферы социума, интернальное по сути (за исключением ситуаций насильственного исключения и ухода как аффективного поступка), и, во-вторых, адаптация индивида к неформальному институту улицы, формирующая экстернальную тенденцию в поведении (ведущую к пассивному опусканию на «социальное дно» и затрудняющую процесс ресоциализации). Подобного рода разделение позволит более осмысленно подходить к определению целей и задач реабилитации подростков данной группы риска.

^ В заключении, подводя итоги диссертационного исследования, автор формулирует теоретические обобщения, высказывает предложения по поводу совершенствования процесса социализации городских трудных подростков в условиях неформального института улицы.



^ Основное содержание диссертационной работы и ее результатов отражено в 7 научных работах автора общим объемом 3,1 п.л. В том числе:


  1. Проблемы социальной реабилитации городских подростков в условиях девиантной субкультуры молодежи //Вестник Челябинского государственного университета. Философия. Социология. Культурология Вып. 2. № 14 (92). 2007. С.119-128. 0,4/0,2 п.л. (в соавторстве).

  2. Рынок образовательных услуг в уральском городе как фактор жизненного самоопределения молодежи / Стратегия развития экономики региона и муниципальных образований на инновационной основе. Материалы всероссийской научно-практической конференции (г. Курган, 27-28 апреля 2006 г.) Курган: Институт экономики УрО РАН. 2006. С. 164-169. 0,4/0,2 п. л. (в соавторстве).

  3. Родительская семья как фактор социализации детей-девиантов /Конкурентноспособность России и качество жизни. Материалы ХХIII международной научно-практической конференции. – Урал. соц.-экон. институт АТиСО. Челябинск. 2006. С. 304-312 0,5/0,2 п.л. (в соавторстве).

  4. Девиантная субкультура молодежи как предмет социологического анализа / Культура и образование как основы становления и развития молодежи: социологические аспекты / Вторые Уральские молодежные чтения: Всероссийская научная конференция. Сб. науч. статей. – Екатеринбург: УрАГС, 2007. С.18-23. 0,3 п. л.

  5. Беспризорность и сиротство как социальная проблема в регионе / Российская молодежь в условиях общественных преобразований /III Уральские молодежные социологические чтения: Всероссийская научная конференция (г. Екатеринбург 20-21 сентября 2007 г.) / Сб. науч. статей. В двух выпусках. Вып. I. Екатеринбург: УрАГС, 2007. С. 105-109. 0,2 п. л.

  6. Социализация личности как средство и цель жизненного пути человека / Воспроизводство совокупного работника в регионе как тактическая и стратегическая задачи. Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН - Екатеринбург, 2007. С.143-157. Рукопись деп. в ИНИОН РАН 6 авг. 2007 г., № 60360. 18,5/0,8 п.л. (в соавторстве).

  7. Жизненное самоопределение личности в условиях социальных рисков / Социальное партнерство на муниципальном рынке труда: проблемы конфликтов и продуктивного компромисса. Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН - Екатеринбург, 2007. С. 122-141. Рукопись деп. в ИНИОН РАН 6 авг. 2007 г., № 60359. 19,0/1,2 п.л. (в соавторстве).



Подписано в печать 22.05.2008 Формат 60х84 1/16.

Бумага для множительных аппаратов. Гарнитура «Таймс». Ризограф.

Уч. – изд. л. 1,16. Усл. п. л. 1,3. Тираж: 100 экз. Заказ

Редакционно-издательский отдел УрАГС.

620219 г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 66.


1 Выготский Л.С. Педология подростка. Соб. соч. М., 1984. С. 78-79.


Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru