Социальное служение религиозных общностей в современной россии: опыт социологического исследования 22. 00. 04 социальная структура, социальные институты и процессы



Скачать 377.27 Kb.
НазваниеСоциальное служение религиозных общностей в современной россии: опыт социологического исследования 22. 00. 04 социальная структура, социальные институты и процессы
страница1/2
АНТОНОВА ОКСАНА ИГОРЕВНА
Дата08.04.2013
Размер377.27 Kb.
ТипАвтореферат
источник
  1   2


На правах рукописи


АНТОНОВА ОКСАНА ИГОРЕВНА


СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЩНОСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ


22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Екатеринбург - 2009


Работа выполнена на кафедре теории и социологии управления Уральской академии государственной службы



Научный руководитель:

доктор социологических наук, профессор

Костина Наталия Борисовна


Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Грунт Елена Викторовна


кандидат социологических наук

Боброва Ольга Владимировна


Ведущая организация:

Восточная экономико-юридическая

гуманитарная академия (г. Уфа)



Защита состоится «14» октября 2009 г. в 14 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 502.009.01 при Уральской академии государственной службы (620990, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 66, зал Ученого совета).


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральской академии государственной службы.


Автореферат разослан « » сентября 2009 г.


Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат социологических наук, доцент Т.Е. Зерчанинова


^ I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Новыми чертами социальной жизни российского общества последних десятилетий XX – начала XXI веков явились: снятие действовавших в течение 70-ти лет законодательных ограничений на деятельность религиозных объединений; не только юридическое, но и фактическое обеспечение реализации права на свободу вероисповедания; кардинальное изменение роли религиозных объединений в жизни общества, активизация их деятельности, изменение характера государственно-конфессиональных отношений. Анализ деятельности религиозных общностей разной конфессиональной принадлежности свидетельствует о росте их престижа, статуса, расширении участия в таких сферах социальной жизни как образование, помощь малообеспеченным и неимущим, работа с трудными подростками, детьми, оставшимися без попечения родителей, людьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Религиозные общности на рубеже XX – XXI веков стали реальным элементом социальной структуры современного российского общества, субъектом-участником решения социальных проблем.

Одной из проблем при осуществлении религиозными общностями социального служения выступает недостаточная проработанность со стороны органов государственной власти его нормативной базы, вследствие чего возникают трудности при государственном регулировании деятельности религиозных общностей, определении «границ допустимого влияния» при их участии в решении социальных проблем.

Важной теоретической проблемой является определение сущности и роли социального служения с позиций социологической науки, поскольку оно исследуется, как правило, в рамках богословия и религиоведения. Определение же его реальной значимости для решения проблем современного общества только с этих позиций будет односторонним.

В современных условиях, когда государство, опираясь при разработке и реализации социальной политики на либеральную модель, постепенно отказывается от патернализма в социальной сфере, большое значение приобретает благотворительность как добровольная помощь нуждающимся со стороны общественных организаций, религиозных объединений, отдельных граждан. Именно благотворительность и является основополагающим принципом социального служения религиозных общностей. Безусловно, осуществляемая ими благотворительность, не претендует на принятие на себя реализуемых государством функций социальной защиты и социального обеспечения, но способна в той или иной мере смягчить остроту социальных проблем, выступив партнером государства в решении социальных вопросов.

К теоретическим проблемам относится и неопределенность соотношения социального служения и благотворительности, милосердия, обусловленная отождествлением последних с социальным служением религиозных общностей. Однако благотворительностью занимаются не только религиозные общности, а милосердие – это скорее идея, находящаяся в ее основе. Теоретическая непроработанность данного вопроса имеет следствием проблему практическую: невыявленность соотношения благотворительности и социального служения как идейной основы и ее воплощения.

В настоящее время отсутствует и адекватная оценка состояния и значимости социального служения как со стороны реализующих его субъектов – религиозных общностей, так и со стороны государства, а также других субъектов гражданского общества. Это не позволяет: 1) выявить в полной мере возникающие проблемы взаимодействия органов государственной власти, учреждений социального обеспечения и социальной защиты, с одной стороны, и руководителей конфессий, религиозных лидеров, с другой, 2) разрабатывать и реализовывать новые управленческие решения, соответствующие изменившейся реальности; 3) превратить социальное служение общностей разной конфессиональной принадлежности в реальную основу толерантности.

Все сказанное обусловливает актуальность социологического исследования социального служения религиозных общностей в современной России. Теоретический и эмпирический социологический анализ выступает основой определения сущности и роли социального служения, осуществления его регламентации со стороны государства, выявления возможных направлений развития социального партнерства государства и религиозных общностей в решении социальных проблем, формирования на этой основе как межконфессиональной, так и государственно-конфессиональной толерантности.

^ Степень научной разработанности проблемы. Религиозная общность есть разновидность более широкого социологического понятия – социальная общность. Существует достаточно широкий спектр исследований, посвященных понятию «социальная общность». Однако до настоящего времени данная категория трактуется неоднозначно. Различные подходы в ее определении можно найти у таких отечественных исследователей, как Булынко Д.М., Волков Ю.Е., Глущенко В., Зборовский Г.Е., Кузьмин С.А., Тощенко Ж.Т., Ядов В.А. и др. В зарубежной социологической мысли изучаемая категория рассматривалась в трудах Парсонса Т., Смелзера Н., Тённиса Ф., Щепаньского Я. и др.

Понятие «религиозная общность» до недавнего времени также трактовалась весьма неопределенно и размыто. В отечественной, зарубежной и юридической литературе оно зачастую упоминается или как один из видов социальной общности, или же объединяется с такими категориями, как «религиозная группа» и «религиозная организация». Один из первых анализов различных подходов к понятию «социальная общность», а также системное исследование понятия «религиозная общность» было дано Костиной Н.Б1.

Социальному служению как разновидности благотворительности, милосердия, призрения и каритативной деятельности посвящено достаточно большое количество литературы, причем наибольшее внимание ему традиционно уделяли представители исторической науки, в том числе – и истории религии.

В дореволюционных источниках (работы Ключевского В.О., Максимова Е.Д., Лабутина И., Лыкошина П., Cтога А, Ульгорна Г., Якоби А. и др.) обобщаются история благотворительности и дел социального призрения в России, изучаются генезис и развитие православной церковной и приходской благотворительности, намечаются исследования мотивационных подходов, связывающие православное сознание с благотворительностью и нищелюбием.

В послереволюционных исследованиях, которые отмечаются идеологической ангажированностью, социальная деятельность религиозных общностей оценивалась в основном в негативном ключе. В работах Н.М. Грекулова Е.Ф., Никольского Н.М., Титова В.Е., Эльвина Э. и др. церковная благотворительность и государственное социальное призрение отождествлялись, что упрощало понимание роли Церкви в историческом процессе, сводило «на нет» социальные инициативы духовенства и приходских советов. Одной из немногих работ, позитивно оценивающих церковную благотворительность, ее вклад в развитие отечественного образования и культуры, помощи нуждающимся был авторский труд под редакцией Клибанова А.И. «Русское православие: вехи истории».

После празднования 1000-летия крещения Руси в 1988 г. повысился научный интерес к православию в целом и к истории церковной благотворительности, в частности. Начиная с 90-х гг. ХХ в. появляется ряд работ, адекватно оценивающих эту деятельность. Исследования Бади Л.В., Власова П.В., Курляндского И.А., Недвиги Г.Н., Нещеретнего П.И., Пашенцевой С.В., Фирсова М.В., Щапова В. и др. посвящены основным видам и формам благотворительности и социальной работы в России с древнейших времен и по начало ХХ в., а также правовым основам государственно-конфессиональных отношений в России. Большой обзор исторических основ и современных особенностей социального служения различных религиозных общностей был представлен в учебном пособии «Милосердие» под редакцией Мчедлова М.П.

Начиная с 90-х гг. ХХ в. представителями религиоведческого, исторического, юридического знания было защищено несколько десятков докторских и кандидатских диссертаций, посвященных истокам и традициям отечественной благотворительности, христианским принципам и практике социального служения Русской Православной церкви, государственно-конфессионального взаимодействия в этой области. Это исследования Афиногентовой А.П., Дойниковой Н.А., Зубанова С.Г., Капалина А.М., Папкова О.В., Пашенцева Д.А., Сунцевой Я.В., Терлеевой Е.С., Устиненко В.Б., Фирсова М.В. и др. К сожалению, данная проблематика пока недостаточно популярна у исследователей-социологов.

Генезису, эволюции и периодизации церковной благотворительности в дореволюционной России были посвящены работы Бобровникова В.Г., Прохорова В.Л., Чернецова Н.В. и др.

В эти же годы появилось ряд отечественных и зарубежных работ, освещающих зарубежный опыт церковной благотворительности, взаимодействия государства и религиозных общностей в деле социального служения, а также религиозной мотивации верующих в благотворительной деятельности. Данные вопросы затрагиваются в работах Городицкой И.Е., Иваненко С.И., Козыренко Л.В., Овсиенко Ф.Г., Оукса Даллина Х., Викмена Ланса Б., Якубы О.В. и др. Большой материал по указанной проблематике был дан отечественными и зарубежными авторами в сборнике «Очерки истории западного протестантизма» и учебнике «История религий в России».

Проблемы взаимодействия религиозных общностей и государства, в частности, при осуществлении первыми благотворительной деятельности, сегодня становятся все более актуальней. В связи с этим, в СМИ и научной литературе поднимаются такие вопросы, как правовые аспекты государственно-конфессиональных отношений, формы и виды сотрудничества в социальной сфере, проблемы и перспективы социального служения и т.п. Этому уделяется внимание в работах Бодренковой Г.П., Василенко Л.А., Дубровина Ю., Иваненко С.И., Новикова М.Л. и др., также данные вопросы обсуждаются на круглых столах и конференциях.

Вопросы юридического закрепления практики социального партнерства между государством и религиозными организациями поднимаются сегодня Авериным А.Н., Володиной Н.В., Лепиховым М.И., Резниченко О.В., Февралевой Л.А. и др.

Анализ научной литературы показывает, что накоплен значительный материал, освещающий различные аспекты социальной деятельности религиозных общностей. Однако в вышеперечисленных работах понятие «социальное служение» зачастую выступает синонимом таких понятий как «благотворительность», «милосердие», «призрение» и т.п., что зачастую приводит к путанице в определении субъектов социальной деятельности. В современной отечественной науке, с нашей точки зрения, сегодня назрела острая необходимость в разграничении указанных выше понятий, вычленении их содержательных сторон. В этой связи возникает необходимость определения содержательных аспектов понятия социального служения, выявления специфики, роли этой деятельности в деле решения социальных проблем в государстве.

^ Объектом исследования выступает социальное служение как вид деятельности религиозных общностей.

Предметом исследования являются сущность, направления, формы социального служения религиозных общностей, его традиции и современное состояние в России.

^ Цель диссертационного исследования заключается в выявлении институциональных и доктринальных оснований социального служения религиозных общностей как субъектов-участников реализации государственной социальной политики.

Проведенное исследование позволило нам решить ряд задач:

- осуществить понятийный анализ социального служения религиозных общностей;

- провести анализ доктринальных оснований социального служения религиозных общностей разной конфессиональной принадлежности;

- определить содержание и основные формы социального служения религиозных общностей в дореволюционной, советской, «перестроечной» и современной России;

- определить значимость социального служения для реализации государственной социальной политики в современной России;

- выявить мнения и оценки значимости социального служения для современного российского общества и для самих религиозных общностей, для достижения межконфессиональной и мировоззренческой толерантности представителями религиозных общностей разной конфессиональной принадлежности.

^ Теоретико-методологической основой исследования социального служения религиозных общностей выступают деятельностный, институциональный, системный подходы, субъект-субъектная парадигма. Последняя обусловила изучение социального служения как участия религиозных общностей в реализации государственной социальной политики, как проявления социального партнерства государства и религиозных объединений, позволила рассмотреть религиозные общности не как объект управленческого воздействия со стороны государства, а как реальный субъект-участник реализации социальной политики. Институциональный подход позволил выявить специфику институционального регулирования социального служения, механизмом которого выступают не только светские, но и религиозные институты. На основе деятельностного подхода социальное служение рассматривается как один из видов в структуре деятельности религиозной общности, а его содержание - как предмет взаимодействия государства и религиозных общностей в достижении целей государственной политики. Системный подход стал основанием для определения статуса религиозных общностей в системе деятельности по социальной защите и социальному обеспечению граждан России.

^ Эмпирическая база исследования. Теоретико-методологический анализ социального служения религиозных общностей в современной России опирается на результаты эмпирических исследований:

  1. Исследование, проведенное лично автором в 2008 году, имело целью изучение мнений представителей религиозных общностей разной конфессиональной принадлежности, действующих в Свердловской области, о значимости осуществляемого ими социального служения для решения социальных проблем, реализации государственной социальной политики. Использовался метод анкетного опроса, количество опрошенных - 400 человек. Среди опрошенных присутствовали представители православной, мусульманской, иудейской, протестантских религиозных конфессий, осуществляющих свою деятельность на территории Свердловской области, а также представители светского населения в возрасте от 18 лет и старше.

  2. Исследования на тему «Степень религиозности православных верующих» и «Отношение православных верующих к социальному служению РПЦ», проведенных кафедрой философии религии и религиозных аспектов культуры Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, проведенные при участии автора. Объект исследования – православная религиозная общность, тип выборки – стратификационный случайный отбор, количество опрошенных - 400 человек. Личный вклад автора – составление и редактирование вопросов анкеты, обработка и анализ полученных эмпирических данных.

Эмпирическую базу исследования составил также анализ официальных программных документов различных конфессий в современной России: Основы социальной концепции Русской Православной Церкви (2000 г.); Концепция развития взаимоотношений Церкви Христиан Веры Евангельской Пятидесятников с государством и его социальными институтами для обеспечения свободного развития и достойной жизни человека (2002 г.); Социальная позиция протестантских церквей в России (2003 г.); Основы социального учения Церкви Христиан Адвентистов Седьмого Дня (2003 г.); Социальная концепция Церкви Христиан Веры Евангельской «Победа» (2005 г.); Основные положения социальной программы российских мусульман (2001 г.).

^ Научная новизна исследования. Основные результаты исследования, определяющие его научную значимость, заключаются в следующем.

  1. Впервые проведено теоретическое и эмпирическое социологическое исследование социального служения религиозных общностей, выявляющее социальную значимость такого субъекта-участника реализации государственной социальной политики, который действует на основе институционального принципа отделения от государства.

  2. Предложена авторская типология деятельности религиозной общности, выделены такие виды деятельности как собственно религиозная, подразделяемая, в свою очередь, на культовую и внекультовую, и нерелигиозная, представленная социальным служением.

  3. Определена специфика социального служения религиозных общностей, заключающаяся в его доктринальной обусловленности, реализации исключительно на непрофессиональных и добровольных принципах. Доказано, что средствами регулирования социального служения являются не только светские, но и религиозные институты, роль которых подчас более значима, чем светских.

  4. Предложена периодизация истории социального служения Русской Православной Церкви с выделением четырех этапов в развитии этой деятельности православных объединений, на основе таких критериев как: 1) отношение государства и РПЦ в решении социальных вопросов, оказании помощи неимущим и нуждающимся; 2) институциональные основы взаимодействия РПЦ с государством при реализации социального служения. Выявлено значение исторического опыта социального служения РПЦ для его использования при реализации современной государственной социальной политики.

  5. Обоснована некорректность отождествления социального служения с благотворительностью и милосердием, несмотря на сложившуюся в философии и теологии практику. В результате социологического анализа социального служения благотворительность и милосердие определены как принципы, находящиеся в основе социального служения.

  6. Проведенные эмпирические исследования позволили доказать, что: 1) социальное служение оценивается самими религиозными общностями как важный вклад в реализацию государственной социальной политики; 2) участие в социальном служении выступает условием межконфессиональной толерантности; 3) осуществление социального служения позволяет религиозным общностям становиться полноправным субъектом гражданского общества; 4) наиболее результативным социальное служение будет в том случае, если представители разных исповеданий объединят свои усилия, реализуя социальное служение; 5) представители различных конфессий в случае наступления для них какой-либо сложной жизненной ситуации готовы принимать помощь как от государства, так и от других религиозных общностей, а не только от единоверцев и той организации, членами которой являются; 6) осуществление социальных функций во всем их многообразии, и прежде всего, связанных с социальной защитой (в узком значении этого термина), социальным обслуживанием, патриотическим и нравственным воспитанием, является «полем сотрудничества» общностей различной конфессиональной принадлежности, с одной стороны, и религиозных общностей и государства, с другой.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Социологическое исследование социального служения религиозных общностей заключается в анализе следующих аспектов: 1) статуса религиозных общностей как субъекта-участника реализации государственной социальной политики, вносящего важный вклад в решение социальных проблем; 2) основных направлений, по которым религиозные общности выступают партнерами государства; 3) оценок самими членами религиозных общностей осуществляемого социального служения, его значимости для решения социальных проблем, для установления партнерских отношений с государством и общественными объединениями, для функционирования самой религиозной общности.

  2. Теоретическим основанием социологического исследования социального служения религиозных общностей в современной России выступает субъект-субъектная парадигма. Религиозные общности осуществляют социальное служение на добровольных началах, не «под давлением» государства, а прежде всего на доктринальных основаниях, изложенных в священных книгах разных религий, а также в богословских трудах и социальных концепциях конфессий. Религиозные общности посредством социального служения берут на себя выполнение определенного объема социальных сервисных функций, для реализации которых государство создает специализированные органы и учреждения, функционирующие за счет бюджета. Религиозные объединения осуществляют деятельность по социальному служению за счет собственных средств. Отношения между государством и религиозными объединениями являются проявлением социального партнерства в решении вопросов социальной сферы, непосредственного производства человека.

  3. Социальное служение – важнейший вид деятельности в общей структуре деятельности религиозных общностей. Представляя собой по содержанию нерелигиозную деятельность, оно имеет не только идейно-религиозную основу (доктринальную), но и культовое значение для каждого верующего, так как «творение» добра является условием достижения будущего спасения. С точки зрения содержания социальное служение для светского общества и государства – деятельность нерелигиозная, некультовая, но для самих религиозных общностей имеющая культовое значение, так как направлена на достижение не только земных, но и неземных целей.

  4. Важным средством регламентации и регулирования социального служения являются религиозные институты. Светские нормы определяют права и обязанности субъектов социального служения как элементов гражданского общества и граждан государства. Религиозные нормы устанавливают, как верующие должны относиться к этой деятельности, ее содержанию и значению для личности, общности, государства. Важную роль при осуществлении социального служения членами религиозных общностей, в отличии от деятельности сотрудников государственных учреждений, играют религиозные институции.

  5. Российский исторический опыт социального служения религиозных (прежде всего православных) общностей свидетельствует о наличии наработанных форм и направлений социального служения. Российская практика социального служения представлена как последовательность сменяющих друг друга четырех периодов. Накопленный опыт не только используется современными религиозными общностями, но и должен быть изучен государственными учреждениями и органами власти как условие осуществления взаимодействия при реализации социальной политики.

  6. Сотрудничество государства и религиозных объединений по вопросам социального служения необходимо и целесообразно, так как религиозные общности эффективно участвуют в решении насущных социальных проблем. Наиболее результативным социальное служение будет в том случае, если представители разных исповеданий объединят свои усилия, реализуя социальное служение. «Связующим», организующим звеном здесь должно выступать государство. Представителями религиозных общностей различной конфессиональной принадлежности, а также гражданами, не участвующими в деятельности религиозных общностей, социальное служение оценивается как важный вклад в реализацию государственной социальной политики.

  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru