Социальное сиротство как социокультурная стигма в современном российском обществе 22. 00. 06 Социология культуры



Скачать 338.35 Kb.
НазваниеСоциальное сиротство как социокультурная стигма в современном российском обществе 22. 00. 06 Социология культуры
Сайханова Любовь Ибрагимовна
Дата25.03.2013
Размер338.35 Kb.
ТипАвтореферат
источник


На правах рукописи


Сайханова Любовь Ибрагимовна


СОЦИАЛЬНОЕ СИРОТСТВО КАК СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СТИГМА В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ


22.00.06 – Социология культуры


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Ставрополь – 2010


Работа выполнена на кафедре политологии и социологии

ГОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»


Научный руководитель: доктор социологических наук, профессор

Магомедов Алжанбек Ашурбекович


^ Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Федоровский Александр Петрович;

кандидат социологических наук, доцент

Нехай Вячеслав Нурбиевич


Ведущая организация – Северо-Кавказский государственный технический университет (кафедра социологии и социальной работы)


Защита диссертации состоится 23 декабря 2010 года в 10 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.001.05 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета.


Автореферат разослан 22 ноября 2010 г


Ученый секретарь

диссертационного совета С.А. Ляушева


^ I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования обусловлена тем, что следствием социальных трансформаций современного российского общества стало возрастание асоциальных явлений, одно из которых – социальное сиротство. Поиск эффективных механизмов коррекции и компенсации данного феномена имеет большую важность в контексте социализации подрастающего поколения. Период детства и юности является наиболее важным в формировании нравственных представлений, норм, ценностей, идеалов, жизненных стратегий личности. Это во многом зависит от той социокультурной среды, в которой существует современная молодежь. Сложность социализации детей-сирот связана с тем, что в обществе сформировался определенный стигмат социального сиротства, влияющий на отношение общества к таким детям и детей к обществу.

Изучение стереотипов социального сиротства в общественном мнении современных россиян, и их влияния на формирование ценностных установок детей-сирот в представленном исследовании приобретает особый интерес.

От того, насколько молодые люди, имеющие статус социальных сирот, будут интегрированы в социум, зависит не только их будущее, но и стабильность самого общества, качественные характеристики будущих поколений.

Социальное сиротство традиционно изучается в рамках социологии социальных процессов или социологии девиаций, в которых на первом месте стоит метод структурно-функционального анализа данного явления. Однако, современный мир отличается возрастанием влияния социокультурной составляющей на существующую реальность, что актуализирует и усложняет исследование социального сиротства именно как социокультурного явления.

Актуальность социологического анализа социального сиротства связана также с необходимостью конструирования методики эмпирических исследований, адекватной заявленной теме.

В силу перечисленных выше факторов изучение социального сиротства как социокультурной стигмы в современном российском обществе, его влияния на социализацию и формирование жизненных стратегий детей-сирот является необходимым и важным направлением социологических исследований.

Значит, заявленная проблема имеет как научно-теоретическое, так и практическое значение, что и обусловило выбор темы исследования.

^ Степень научной разработанности проблемы.

Теоретической основой изучения социального сиротства как социокультурной стигмы являются концепции отчуждения и стигматизации.

Понятие «отчуждение» рассматривается в работах таких классических философов как Г. Гегель, Ж.-Ж. Руссо, Л. Фейербах и др., в марксистской философии, а также в социологических работах – М. Вебера, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, К. Маннгейма, Р. Мертона и др.

Понятие социокультурной стигмы как ярлыка нетипичности в социуме разработано классиками социологии: П. Бергером и Т.Лукманом, И. Гоффманом, Э. Лемертом и др., а также в работах отечественных авторов: В. Астапова. Киселева, О Лебединской, Б. Шапиро, Е. Ярской-Смирновой и др.

Большое значение для изучения проблемы социального сиротства имеют общетеоретические положения, выработанные в рамках теории детства. Положение детей в обществе (их социальный статус, взаимодействие с родителями и др.), символические образы ребёнка в культуре и массовом самосознании (представления о возрастных свойствах, критериях зрелости и др.), культура детства (внутренний мир ребёнка) рассматривались в работах Ф. Ариеса, Ю. Бека, У. Бронфбренера, Н. Постмена и др. В отечественной науке данными проблемами занимались П. Бюхнер, Л. Кураева, Д. Эльконин и др.

Проблемы социализации молодежи в современной России представлены в работах П. Бабочкина, В. Воробьева, З. Галеева, Р. Гранкиной, А. Ковалевой, С. Полутина и др. В трудах Ю. Зубок, В. Чупрова рассматриваются особенности развития молодежи в обществе риска.

Собственно социологические концепции социализации традиционно делятся на две группы: субъектно-объектные (П. Бергер, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Р. Мертон, Т. Парсонс, Н. Смелзер, В. Франкл, Э. Фромм и др.), в которых подчеркивается социальная детерминация процесса социализации, и субъектно-субъектные (Ч. Кули, Дж. Мид, Г. Тард и др.), акцентирующие субъективные факторы данного процесса.

Взаимосвязь девиации и социокультурной ситуации в обществе обоснована в работах классиков социологии: Э. Дюркгейма, Р. Мертона, А. Коэна и др.

Изучение социального феномена сиротство не новое явление, оно нашло определённое отражение в научных трудах многих известных учёных прошлого и настоящего. Проблемой детей сирот ещё в царской России занимались ещё В. Баранцевич, В. Залеский, М. Ошанин, М. Путерен, В. Сорокин, Н.В. Яблоков и др.

Историю охраны осиротевших детей со времён Великого князя Владимира до настоящих дней проанализировала А. Нечаева.

В советский период проблемой детской беспризорности занимались как педагоги, так и представители других наук. В практическом отношении – часть государственных деятелей. Среди работ выделяются труды И. Данюшевского и В. Васильевой, С. Зилова, Н. Крупской, А. Луначарского, А. Макаренко и др.

В конце ХХ – начале ХХI века стали появляться работы отечественных авторов, посвященные причинам возникновения и характеру проявления социального сиротства в современной России и его последствиям: И. Дементьевой, Л. Олифиренко, Т. Шульги и др.

Социальные, психологические особенности развития детей-сирот описаны в работах И. Бобылёвой, О. Заводилкиной, Н. Ивановой, А. Прихожан, Г. Семья, Н. Толстых и др.

Серьёзное значение для анализа феномена сиротских учреждений имеют исследования Л Голубевой, Н. Иовчук, Н. Павловой, Р. Тонковой-Ямпольской, Э. Фрухт и др, в которых отражена работа сиротских учреждений.

В социологическом дискурcе проблемы социального сиротства, касающиеся его места в социальной структуре российского общества получили своё отражение в работах В. Брутман, Г. Гусаровой, С. Дармодехина, С. Ениколапова, А. Лиханова, Е. Рыбинского и др. На процесс формирования теории современного социального сиротства большое влияние оказывают концепции профилактики данного явления и поддержки семьи В. Жукова, Г.И. Тростанетской, Е.Е. Чепурных, Е. Черняк, Т. Шеляг и др.

Вопросы отношения общества к детям сиротам рассматриваются в работах Т. Кузнецовой, Ф. Шереги и др.

Особенностям адаптации детей-сирот посвящены работы И. Дементьевой, И. Назаровой и др. В работах Е. Рыбинского анализируется социальная политика в интересах детей-сирот.

В Ставропольском крае проблемой социального сиротства занимается ведущий специалист Министерства образования Н.Палий.

Среди учёных Северо-Казказского региона, которые затрагивали проблему социального сиротства в условиях социальной трансформации общества можно выделить Т.И. Афасижева, С.И Хрупина и д.р.

Приведенный выше обзор позволяет констатировать, что отдельные аспекты проблемы социального сиротства в современной России достаточно глубоко разработаны в научной литературе, однако работы, рассматривающие данный феномен в контексте социологии культуры, практически отсутствуют.

Таким образом, актуальность, степень научной разработанности и значение проблемы определили цель и задачи исследования, его структуру, объект, предмет и содержание работы.

^ Объект диссертационного исследования – социальное сиротство как социокультурное явление.

Предметом исследования выступает содержание и социокультурные механизмы коррекции стигмы социального сиротства в общественном сознании современной России.

^ Цель исследования – выявить особенности влияния стигмы социального сиротства на формирование личности детей-сирот в современной России.

В соответствии с объектом, предметом, целью исследования были поставлены следующие задачи:

  • эксплицировать сущность сиротства как социокультурного явления;

  • определить особенности социального сиротства как социокультурной стигмы;

  • исследовать социальные факторы распространения сиротства в современной России;

  • выделить стереотипы социального сиротства в средствах массовой информации современной России;

  • выявить основные векторы влияния стигмы социального сиротства на формирование личности детей-сирот;

  • определить социокультурные механизмы изменения стигмы социального сиротства в российском социуме.

^ Гипотеза исследования: в современном российском обществе сформировался формально-равнодушный стигмат социального сиротства, который способствует формированию пассивности и дезадаптивности у детей-сирот, инертной жизненной стратегии выживания, одной из главных причиной данного обстоятельства является деятельности СМИ, призванных в сложившихся условиях выработать активно-заинтересованное отношение социума к сиротству.

^ Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составили социокультурный подход, который использовался в истории социологической теории для обоснования влияния стигмы социального сиротства на формирование личности детей-сирот; структурный подход, при помощи которого были уточнены факторы распространения социального сиротства в современной России, определены социокультурные механизмы преодоления этого явления; деятельностный подход, который применялся для обоснования важности социокультурной среды в процессе социализации детей-сирот.

Применение интеракционистской концепции Э. Гофмана позволило уточнить определение социокультурной стигмы социального сиротства. Концепция «нетипичности» Е. Ярской-Смирновой использовалась для обоснования негативного воздействия стигмы «социального сиротства» в современном российском обществе.

^ Эмпирическую базу исследования составили: данные Министерства образования Ставропольского края, результаты реализации подпрограммы «Дети-сироты» федеральной целевой программы «Дети России», общероссийские и региональные статистические данные, а также результаты исследований, проведённых автором:

  • контент-анализа публикаций по проблеме социального сиротства в газете «Известия» за 2005-2009 гг.

  • анализ автобиографий воспитанников Сенгилеевской специальной (коррекционной) общеобразовательной школы-интерната VIII типа;

  • невключенное наблюдение за воспитанниками Сенгилеевской специальной (коррекционной) общеобразовательной школы-интерната VIII типа (Ставропольский край).

^ Научная новизна исследования состоит в следующем:

  • обоснован эвристический потенциал использования теорий стигматизации для анализа социального сиротства в социологии культуры; уточнено понятие стигмы социального сиротства;

  • впервые выделены три этапа развития социального сиротства в России (досоветский, советский и постсоветский) и определено, что ведущим фактором распространения социального сиротства в современной России является социокультурный;

  • установлено, что эмпирическим индикатором стигмы социального сиротства в современном российском обществе являются стереотипы представления данного явления в средствах массовой информации, анализ которых свидетельствует о формально-равнодушном содержании стигмы;

  • определено, что существующий стигмат социального сиротства негативно влияет на социализацию детей-сирот, способствуя формированию пассивности, неадаптивности, жизненных стратегий выживания;

  • обосновано ведущие социокультурные механизмы изменения стигмы социального сиротства в современном российском обществе.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Социальное сиротство в современных масштабах – это аномальное явление. Сложившаяся система воспитания в государственных учреждениях для детей-сирот (дома ребёнка, детские дома, дома детства, школы-интернаты) объективно находится в противоречии с потребностями идентификации личности, с гарантированным каждому ребёнку правом на семью; препятствуют дальнейшему жизненному определению детей, лишенных родительского тепла и опеки, затрудняя последующую социальную адаптацию выпускников этих учреждений.

    2. Теория стигматизации, являясь вариацией теорий отклоняющегося поведения, обладает рядом эвристических преимуществ для изучения социального сиротства, центрируя внимание на социокультурном содержании данного стигмы и его воздействии на своих социальных носителей. Стигмат как ярлык нетипичности является результатом общественного признания существования в социуме индивидов, отличных от большинства, не соответствующих существующим нормам. Характер стигмы (активно-заинтересованный, формально-равнодушный и негативный) обладает большим социокультурным потенциалом и может влиять на своих носителей независимо от их желания, формируя отношение социума к стигматизированным группам

    3. В досоветский период основным фактором, обуславливающим существование социальных сирот, было нарушение гражданами моральных устоев. В советский период это явление стало следствием социально-экономический проблем и политических репрессий. Распространение социального сиротства в постсоветский период связано с ценностными трансформациями в самом обществе: ослаблением морально-нравственных устоев общества в целом, обострением противоречий между жизненными установками различных поколений, кризис семьи и воспитания.

    4. Эмпирическими индикаторами содержания стигмы социального сиротства в современном российском обществе являются стереотипы представления этого явления в средствах массовой информации, наиболее распространенными из которых являются: сиротство – деструктивное явление в обществе, сироты – незащищенная социальная группа, большинство сирот – будущие девианты; помощь сиротам – проявление милосердия; те, кто усыновляет сирот – богатые и достойные люди, что соответствует формально-равнодушному стигмату.

    5. Формально-равнодушный стигмат социального сиротства способствует формированию у детей-сирот пассивности и неадаптивности, выражающихся в отсутствии установок на определенные способы достижения поставленных целей, а также ориентации на жизненную стратегию приспособления или отказа, предполагающую признание безысходности своей жизненной ситуации и невозможности ее изменить или пассивное приспособление к ней.

    6. Изменение формально-равнодушного характера стигмы социального сиротства на активно-заинтересованный является важным средством преодоления этого явления, основными механизмами которого должны стать: оптимизация морально-нравственного воспитания в обществе; интеграция детей-сирот в социокультурное пространство социума; более объективное информирование общества о данной проблеме посредством СМИ.

^ Теоретическая значимость исследования заключается в возможности приращения социологического знания в области социального сиротства как социокультурного явления современного российского общества. Анализ социального сиротства как стигмы может расширить теоретико-методологические возможности разработки данной проблематики. Результаты исследования могут оказаться полезными при разработке программ последующих конкретных социологических исследований в области социального сиротства, они могут быть востребованы различными специалистами в области социогуманитарного знания, занимающихся проблематикой детства

^ Практическая значимость исследования связана с возможностью применения материалов диссертации для оптимизации работы с детьми-сиротами. Они могут быть востребованы при составлении программ адаптации социально незащищенных групп, при разработке учебных курсов по социологии молодёжи, по педагогике, по теории воспитания; при составлении альтернативных курсов по проблемам семьи, гендерных отношений и т.д.

^ Апробация исследования. Диссертация обсуждена на заседании кафедры политологии и социологии Ставропольского государственного университета и рекомендована к защите в диссертационном совете по специальности 22.00.06 – Социология культуры.

Основные положения и выводы диссертационного исследования были представлены на 12 международных, всероссийских, региональных и межвузовских конференциях, в том числе: XII Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов – 2006» (Москва, 2006 г.), Региональной научно-практической конференции «Молодежь в современной социокультурной среде региона» (г. Ставрополь, 2008 г.), Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Россия в поисках эффективных моделей демократии, правовой системы и гражданского общества: политические, правовые и социальные проблемы современности». 50-й, 51-й, 52-й, 53-й, 54-й научно-методических конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону» (г. Ставрополь, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009 гг.)

Основные положения диссертационного исследования отражены в двенадцати публикациях общим объемом 2,6 п.л., в том числе в одной статье, опубликованной в ведущем рецензируемом научном журнале, определенном Высшей аттестационной комиссией.

^ Структура исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы, включающего в себя 297 источников, в том числе 35 на иностранных языках, а также двух приложений. Содержание работы изложено на 148 страницах машинописного текста.


^ II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы, определена степень разработанности проблемы, сформулированы цель и задачи исследования, его новизна, обозначены теоретико-методологические основы диссертации, сформулированы положения, выносимые на защиту, выявлена теоретическая и практическая значимость работы, представлена ее апробация.

^ В первой главе «Теоретико-методические основы изучения социального сиротства», содержащей три параграфа, исследуются социальное сиротство как социокультурное явление, факторы его распространения в современной России.

^ В первом параграфе «Сиротство как социокультурный феномен» рассмотрены сущность этого явления, различные подходы к его оценке.

Первоначально в термине «сиротство» основной акцент был сделан на соотнесёнии его со словом «сирота», «сироты», означавшим наличие в обществе детей, родители которых умерли. В словаре В.И. Даля слово «сиротство» отсутствует, а под сиротой понимается любой человек, «у кого нет отца либо матери, у кого нет родителей – круглый сирота. Безродный сирота, без близкой родни. Вообще беспомощный, одинокий, бесприютный бедняк; в этом значении и старики и старухи зовут себя сиротами».1

В советской науке термин «сирота» определялся в двух смыслах: 1) как «ребёнок или подросток, оставшийся без одного или обоих родителей»; 2) как «одинокий, оставшийся без родных, близких человек».2

В 80-е годы ХХ века, в связи с ростом числа брошенных детей, безнадзорных, бесприютных, всё чаще в научной литературе используются термины «социальный сирота» и «социальное сиротство», где понятие «социальный» отражает в большей мере характер взаимоотношений социальных институтов в процессе реализации законодательно закреплённых экономических, социальных и правовых гарантий ребёнка в семье, школе и социуме. В итоге, акцент в определении «социальное сиротство» переносится на общество, которое не создаёт достаточно материальных, финансовых и психоэмоциональных условий для выполнения каждой семьёй, каждым родителем своего долга по воспитанию детей.

Сложившаяся система воспитания в государственных учреждениях для детей-сирот (дома ребёнка, детские дома, дома детства, школы-интернаты) объективно находится в противоречии с потребностями личности, с гарантированным каждому ребёнку правом на семью; препятствует дальнейшему жизненному определению детей, лишенных родительского тепла и опеки, затрудняя последующую социальную адаптацию выпускников этих учреждений. Отсутствие нормального жизненного и семейного опыта, при отсутствии жилья и работы, катастрофическая материальная несостоятельность сирот, обиды и социальная некомпетентность порождает среди них беспризорность и бродяжничество, пьянство и правонарушения, смещение сексуальных ориентаций и раннее материнство (отцовство). Всё это даёт основания для отнесения бывших воспитанников к групповой субкультуре низкого уровня и девиантной ориентации.

Помещение в приют чаще всего воспринимается ребёнком как социальная и пространственная изоляция. Еще четверть века назад чехословацкие ученые Й. Лангмейер и 3. Матейчик отмечали, что изоляция детей от стимулирующей социальной среды и сепарация, прекращение создавшихся социальных связей ведут к тому, что важнейшие их потребности остаются неудовлетворенными.

В. И. Слуцкий обращает внимание на другое важное явление, типичное для детских домов и интернатов – феномен общественной собственности. У ребенка в детском доме нет ничего своего, за счет чего он мог бы утвердить свое бытие в мире: комната, где живет ребенок – общая, мебель – общая, книги, игрушки, одежда – общие. Воспитанник детского учреждения воспринимает как общие не только все вещи и помещения в детском доме, но также все события и даже любые человеческие отношения.

Закреплению роли «сироты» способствуют практики, постоянно воспроизводящиеся в учреждениях интернатного типа: разделение на группы, ограничение в контактах со сверстниками, соседями, родственниками, что не только сужает круг общения детей, но и закрепляет схему разделения как единственно возможную.

Условия детского дома способствуют формированию у воспитанников понимания общности детдомовских детей, субкультуры, отличающейся от остальных, объединённой обидой на несправедливость окружающей действительности, невозможностью беспрепятственно реализовывать свои потребности. Формируется рецептивное отношение к социуму с позиции «мне должны», в дальнейшем переходящее в иждивенчество, продолжительное ожидание помощи извне при полном отсутствии собственных интеллектуальных и физических затрат.

Таким образом, сиротство, – интегральное явление, отражающее различные проявления социального неблагополучия личности ребёнка независимо от его первопричины, природы и степени проявления. Данное явление сегодня – результат нестабильности в обществе, экологических катастроф и политических кризисов, прогрессирующих тенденций разрушения нравственных устоев семьи, бездуховности, утраты жизненно важных человеческих ценностей. Всё вышеперечисленное приводит к накоплению в обществе агрессии, духовной деградации, криминализации и дегуманизации общества. Сиротство является признаком, симптомом, следствием и, одновременно, угрозой благополучия социума.

^ Во втором параграфе «Социальное сиротство как объект социологии культуры» социальное сиротство анализируется с позиций теорий отчуждения и стигматизации.

Традиционно в социологии социальное сиротство рассматривается как вид социальных отклонений. Такой подход акцентирует внимание на объективных факторах этого явления, связывая социальное сиротство, прежде всего, с ухудшением материального положения в обществе, отсутствием социально-экономических возможностей для реализации родителями своих обязанностей по воспитанию детей. Начиная с 60-х годов ХХ века, на Западе происходит пересмотр традиционного понимания социального сиротства, и акцент смещается с изучения особенностей возникновения этого феномена на изучение социального окружения и негативных социальных аттитюдов.

В данном контексте интересным направлением является анализ социального сиротства как феномена отчуждения. Лингвистический анализ понятий «отчуждение», «чужой», позволяет говорить о том, что в обыденном сознании существует целый пласт мировоззренческих установок, первоначально основанных на использовании родоплеменной объяснительной парадигмы. В «Словаре русского языка» под редакцией А.Г. Евстегнеевой отчуждение определяется как прекращение или отсутствие близости между кем-либо; отделение, обособленность.

Изначально понятие «отчуждение» получило философское обоснование в теориях общественного договора Т.Гоббса, Ж.-Ж. Руссо. Здесь отчуждение было положено в основу возникновения самого общества, которое стало рассматриваться как результат передачи прав личности политическому организму. Именно в этом акте отчуждения собственных прав фиксируется юридическая сторона товарных отношений. Но в этом же процессе заключён и источник порабощения человека, так как при таком отчуждении происходит процесс обезличивания, деиндивидуализации социальных отношений, перевод их в формальную плоскость.

В работах Э. Дюркгейма, основоположника французской социологической школы, промышленное общество противопоставлялось традиционному, отмечалась утрата общности субъектов современного общества, рост индивидуализма, дезинтеграция. На основании этого Э. Дюркгеймом была создана концепция аномии, впоследствии развитая Р. Мертоном, объясняющая феномен отчуждения, порождённого индустриализацией. Аномия выражает собой исторически обусловленный процесс разрушения социальных предписаний и запретов. При достаточно резкой смене общественных идеалов и морали определённые группы перестают чувствовать свою причастность к данному обществу, происходит их отчуждение, новые социальные нормы и ценности отвергаются членами этих групп, в том числе и социально декларируемые образцы поведения. Вместо конвенциональных средств достижения индивидуальных или общественных целей выдвигаются собственные (зачастую противоправные).

При несоответствии нормам, принятым в данном обществе, люди, с точки зрения общепринятых взглядов, «зарабатывают» ярлык, стигму (стигма – от греческого «клеймо», «пятно). Основоположник теории стигматизации Э. Гофман полагал, что приписывание атрибутов, принимающее форму стигмы, происходит посредством сравнения объекта восприятия и соответствующего прототипа – идеализированного сочетания негативно оцениваемых признаков Стигма наделяет образ человека не просто объективно негативными чертами, но именно теми чертами, которые оправдывали бы дискриминационное поведение по отношению к этим людям. Другими словами, цель стигматизации – оправдать отвержение людей, с существованием которых мы не можем смириться по тем или иным причинам. По мнению М. Киселева, в основании стигматизации лежит неосознаваемый страх оказаться на месте жертвы стигматизации.

Социальное сиротство в социокультурном аспекте является знаком нетипичности, отличия от окружающих. По определению Е. Ярской-Смирновой, нетипичность – интерсубъективная категория, передающая смысл ситуации неопределённости типа действия или типа личности в современной повседневности и представленная разнообразными социальными практиками исключения. Сформированные таким образом «ограниченные» социальные представления о социальном сиротстве выступают основанием изоляционизма и дискриминации.

С позиции теории стигматизации «социальное сиротство» – «ярлык», который во многом определяет судьбу детей, относящихся к данной категории и отношение окружающих к ним. Стигма может носить разный характер. Чаще всего стигма носит негативный характер – общественное мнение наделяет образ человека теми чертами, которые оправдывают их изоляцию и дискриминацию. Пор мере гуманизации общества характер стигмы изменяется, она может быть формально-равнодушной, т.е. фиксировать в себе существование определенного негативного явления в обществе, но не отражать способы его преодоления. Наиболее оптимальным для преодоления социального сиротства в обществе является формирование активно-заинтересованной стигмы по отношению к социальным сиротам, которая предполагает реальные пути преодоления и компенсации социального сиротства в обществе.

^ В третьем параграфе «Факторы распространения социального сиротства в современной России» проанализированы основные факторы распространения социального сиротства в России на каждом этапе его развития.

В истории России можно выделить три этапа развития социального сиротства, обусловленные приоритетным влиянием различных факторов.

В досоветский период социальное сиротство существовало наряду с сиротством физическим. Дети, чьи родители умерли, назывались собственно «сиротами» и воспитывались в сиротских домах. Социальных сирот представляла группа «зазорных» детей, незаконнорожденных подкидышей, которые воспитывались в появившихся только в 1715 году приютах для зазорных младенцев, которых можно было оставить инкогнито. Из данного факта следует, что основным фактором, обуславливающим существование социальных сирот в досоветский период, было нарушение моральных устоев общества. В авторитетнейшем энциклопедическом словаре досоветского периода Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона прямо указывается, что «тайный, безусловный и бесконтрольный приём детей [в воспитательные дома для незаконнорожденных младенцев] в высшей степени деморализующим образом действуют на население, не только поощряя внесемейные связи, но и ослабляя семейные узы».1

В советский период основными факторами, обуславливающими существование социальных сирот были социально-экономический и политический. Распространение явления социального сиротства в советской России обусловлено комплексом особых условий и процессов в обществе, характеризующих развитие страны на протяжении XX века и связанных с революцией 1917 г., тремя разрушительными войнами (первая мировая, гражданская, Великая Отечественная) и террором 20-х – 30-х годов.

В 1918 г. сироты составляли 40-45 % всей массы беспризорников. Большинство из них были детьми рабочих. Детей мещан чаще забирали в семьи родственники или друзья погибших. Увеличивалось число крестьянских детей-сирот, родители которых разорились в результате военных действий. За два года (1920-1922) количество беспризорных выросло на порядок. Дети-сироты составляли 70-80% от общего числа, и большинство из них крестьянского происхождения (до 40%). Среди беспризорных увеличилось количество детей из зажиточных семейств – кулаков, инженеров и дворян. Основными способами добывания детьми пропитания стали криминальные – воровство, грабежи, спекуляция, проституция. В 30-х гг. число социальных сирот значительно расширилось за счет детей репрессированных. По состоянию на 4 августа 1938 года у репрессированных родителей были изъяты 17355 детей и были представлены к изъятию еще 5000 детей. 21 марта 1939 года Л.П. Берия сообщал В.М. Молотову о том, что в исправительно-трудовых лагерях у заключенных матерей находятся 4500 детей ясельного возраста, которых предлагал изъять у матерей и впредь придерживаться подобной практики.

Выдающийся советский педагог А.С. Макаренко в 1936 г. писал: «беспризорные 1921-1924 гг. уже давно исчезли... Наш теперешний беспризорный – это не продукт классового распада... Теперешний беспризорный – это, прежде всего, ребенок, потерявший семью. Причин этому много: более свободная форма семьи, отсутствие принудительного сожительства, более напряженное движение человека в обществе, большая загруженность отца и матери работой, отход женщины от семейной ограниченности, материальные и прочие формы противоречий». 1

В 1941 году в Советский Союз пришла самая кровопролитная война в истории человечества. В 1945 году в Советском союзе насчитывалось 678 тысяч детей, оставшихся без родителей.

В постсоветский период приоритетным фактором становится аномия общества, следствием которой стало обострение противоречий между жизненными установками поколений и различных слоев общества, резкое падение уровня жизни большинства населения, прогрессирующее ослабление этических мотиваций в обществе, кризис семьи и системы воспитания.

В 1989 году в российских детских домах и приютах проживало 87 тысяч детей, в 2007 году – более 735 тысяч, в 2009 – более 800 тысяч. Каждый год в стране выявляется почти 120 000 детей-сирот. Примерно 80% из них относятся к категории социальных сирот, то есть оставшихся без семьи при живых родителях. По России численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на 01.01.05 г. составила 2,1% от общей численности всех детей в возрасте от 0 до 18 лет. Для сравнения по данным Всемирного банка к 2000 г. в Англии эта цифра составляла 0,5%, в США – 0,69%, в Германия – 0,89%.

Изменения в характере социального сиротства привели к изменению характера стигмы социального сиротства в обществе. В досоветский период формируется негативная стигма, в советский период – активно-заинтересованная, в настоящее время можно говорить о формально-равнодушной стигме социального сиротства в российском обществе, которая фиксирует в себе существование «нетипичной» группы социальных сирот и терпимое отношение к ним.

^ Во второй главе «Особенности социокультурной стигмы социального сиротства в современном российском обществе», содержащей три параграфа, на основе анализа эмпирических данных описаны характер стигмы социального сиротства в современном российском обществе, ее воздействие на формирование личности детей-сирот, социокультурные механизмы преодоления данного негативного воздействия.

^ В первом параграфе «Стереотипы социального сиротства в средствах массовой информации» проанализированы стереотипы представления социального сиротства в газете Известия за 2005-2009 гг.

Стереотип  как устоявшееся отношение к происходящим событиям вырабатывается на основе сравнения их с внутренними идеалами. Система стереотипов составляет миропонимание. Стереотипы проецируют во внешний мир ценности индивидов, защищают их положение и их права в обществе. Стереотипы наполнены чувствами, предпочтениями или неприязнью, ассоциируются со страхами, желаниями, влечениями, гордостью, надеждой. Объект, который активизирует стереотип, оценивается в связи с соответствующими эмоциями. Люди с легкостью проявляют готовность давать обширным человеческим группам пристрастные оценки. В контексте нашего исследования стереотипы являются эмпирическим отражением стигмы социального сиротства в общественном сознании современной России. Наиболее ярко существующие стереотипы проявляются в средствах массовой информации.

В качестве основной документальной базы для проведения контент-анализа были взяты все публикации в газете «Известия» за 2005-2009 гг., в которых встречались смысловые единицы анализа «сирота», «сиротство». Выбор издания обусловлен характером газеты, имеющей как печатную, так и электронную версии, большими тиражами и разнообразием тематики публикаций.

Результаты анализа показали, что на фоне роста числа публикаций со смысловыми единицами «сирота», «сиротство» эта проблема рассматривается фрагментарно и поверхностно. Проблемы социального сиротства рассматриваются намного реже, чем употребляются выделенные нами смысловые единицы. В каждом третьем случае слово «сирота» употребляется не в научном смысле, например, применительно к животным, героям художественных произведений или применяется в символическом значении, характеризуя состояние одиночества, оторванности от окружающих, свойственного совершеннолетним людям или даже социальным группам.

По критерию основной тематики публикаций со смысловыми единицами «сирота», «сиротство» в большей части проанализированных материалов социальное сиротство не является центральной темой публикации. Смысловые единицы употребляются в качестве образного или стандартного выражения (например, «старики, инвалиды, сироты») представлены в таблице 1.

Таблица 1

^ Результаты контент-анализа публикаций в газете «Известия»

степени первичности темы «социальное сиротство»

Год

Количество публикаций, в которых

Социальное сиротство является центральной темой материала

^ Слово «сироты» употреблено для «красного словца»

2005

27

44

2006

51

56

2007

56

53

2008

61

58

2009

69

61


По содержанию можно выделить 6 наиболее распространенных случаев представления социального сиротства: как деструктивное явление, как возможность заработать нечистым на руку людям, как предоставленный окружающим способ проявить свою гражданскую позицию и/или милосердие, как лотерею или карму, как полную правовую и даже физическую незащищённость, как примету времени и российской действительности. Чаще всего социальное сиротство рассматривается как деструктивное явление: торговля детьми, замаскированная под усыновление; возможность для разнообразных, в том числе служебных, злоупотреблений; «грязный» приём в политической, экономической и идеологической борьбе; подходящий случай для приложения законотворческих инициатив и др.

Образы самих детей-сирот рисуются в следующей форме: беспомощные жертвы чужого произвола, люди, нуждающиеся в помощи со стороны окружающих, объект пересекающихся интересов различных сил, «чёрная дыра», куда уходят бюджетные средства.

Таким образом, проведенный анализ позволяет констатировать, что наиболее распространенными стереотипами социального сиротства являются: сиротство – деструктивное явление в обществе, сироты – незащищенная социальная группа, большинство сирот – будущие девианты; помощь сиротам – проявление милосердия; те, кто усыновляет сирот – богатые и достойные люди. Такие стереотипы соответствуют формально-равнодушной стигме.

^ Во втором параграфе «Влияние стигмы социального сиротства на формирование личности детей-сирот» рассмотрены социальные качества, которые формируются у детей-сирот, их жизненные стратегии.

Стигма социального сиротства не может не сказаться на развитии личности ребёнка, его социализации. Большинство сирот обречены на повторение неблагополучной судьбы своих родителей и обладают общими недостатками, обусловленными их проживанием вне семьи.

Использованный нами в 2007-2009 годах кейс-стади воспитанников Сенгилеевской школы-интерната включал в себя анализ эссе-автобиографий воспитанников и невключенное систематическое наблюдение.

Предложенная воспитанникам структура эссе включала в себя три пункта: информация о себе, важнейшие события жизни, планы на будущее.

К важным событиям своей жизни 5 из 11 детей отнесли помещение (или перевод) в школу-интернат, изменение состава семьи (рождение младших братьев и сестёр), смерть родителей, участие в конкурсах, спартакиадах, экскурсии и поездках, попадание респондента под машину, катание на лошади, встреча с будущей лучшей подругой.

Свое будущее респонденты связывают с родными: планируют поехать к брату (дяде), помогать маме, стать похожим на отца (4 упоминания). Также воспитанники школы-интерната мечтают: стать адвокатом, поваром-кондитером, массажисткой, воспитателем (девочки), сантехником, водителем, разнорабочим на стройке, трактористом, сварщиком (мальчики). На наш взгляд, очень показательным является отсутствие у воспитанников школы-интерната надежд, связанных с приёмной семьёй.

Важным является то обстоятельство, что ни один из респондентов не указал способы, при помощи которых они будут достигать поставленные цели. Воспитанники школы-интерната не видят способов, с помощью которых могут добиться желаемого. Они надеются, что мечты исполнятся сами собой – брат приедет и заберёт с собой в Москву, спонсоры свозят в Париж и покажут Эйфелеву башню, девочки переведутся в Сенгилеевскую школу-интернат. Другими словами, помочь детям-сиротам, по их мнению, должен кто-то другой.

На основании анализа планов воспитанников школы-интерната мы можем сделать выводы об их жизненных стратегиях. Жизненные стратегии подрастающего поколения являются важным фактором его социальной активности и в то же время индикатором фундаментальных перемен, происходящих в российском обществе. По поведению в сложной жизненной ситуации выделяют стратегию развития, предполагающую активный поиск механизмов выхода из сложившейся ситуации, стратегию приспособления, когда индивиды осознают сложность ситуации и ведут поиски путей адаптации в ней, и стратегию отказа, которая проявляется в том случае, когда жизненные трудности воспринимаются личностью в качестве неразрешимых, что приводит к прекращению борьбы с ними. Для личности, проявляющей жизненную стратегию отказа, характерно восприятие жизни в виде многочисленных жизненных неудач, негативное восприятие будущего, что приводит к отсутствию его планирования. В жизненной перспективе наблюдаются преобладание настоящего, эгоцентрический характер жизненных целей, ограничивающихся необходимостью выживания. Такая личность постоянно нуждается во внешней помощи, проявляя консерватизм в плане выбранных способов действия.

Из трех типов жизненных стратегий, характеризующих поведение личности в сложной жизненной ситуации (стратегии отказа, стратегии приспособления и стратегии развития), воспитанники школы-интерната демонстрируют наименее продуктивную – стратегию отказа.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что сами социальные сироты поддерживают дихотомическое деление на «мы» и «они». Для них характерно «потребительское» отношение к жизни и к окружающим. В сложной жизненной ситуации: воспитанники школы-интерната ориентированы на стратегию отказа, которая выражается или в несбыточных надеждах или в признании своей ситуации тупиковой, с которой ничего невозможно сделать. Социальные сироты имеют негативные специфические психологические особенности. Они менее адаптированы к общественной жизни, чем дети, воспитывающиеся в семьях. Дети-сироты сами отделяют себя от социально-благополучных детей, считают себя менее защищёнными, полагают, что нуждаются в помощи окружающих.

^ В третьем параграфе «Социокультурные механизмы изменения стигмы социального сиротства в современной России» анализируются возможные средства преодоления социального сиротства в современном российском обществе.

Традиционным механизмом преодоления социального сиротства является система функционирования специальных учреждений для детей-сирот.

В настоящее время используются различные механизмы борьбы с социальным сиротством: правовые, социально-экономические, социокультурные.

К правовым мы относим принятие законов и подзаконных актов, устанавливающих права и обязанности государства и родителей по отношению к сиротам, социальным, сиротам и детям, находящихся в зоне социального риска.

В 1990-е годы сложилась определенная система профилактики детской безнадзорности и правонарушений, приняты меры по развитию законодательства в этой области. В 1995 году утвержден Семейный Кодекс Российской Федерации, который включает такие разделы, как «Права несовершеннолетних детей», «Приемная семья». В 1998 году вступил в силу Федеральный Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», который определил социальную реабилитацию ребенка как мероприятия по восстановлению утраченных ребенком социальных связей и функций, восполнению среды жизнеобеспечения, усилению заботы о нем.

Деятельность специализированных учреждений отнесена к компетенции органов социальной защиты населения. Данное положение было закреплено в Федеральным законом «Об основах социального обслуживания населения», распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 сентября 1995 года и постановлением правительства РФ «Об утверждении примерных положений о специализированных учреждениях для несовершеннолетних, нуждающихся в реабилитации». В соответствии с принятыми нормативами были созданы такие учреждения помощи семье и детям, как социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, социальные приюты для детей и подростков, территориальные центры социальной помощи семье и детям.

Основополагающим документом для решения проблем социальных отклонений в детской среде является закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Данный закон выделил задачи, соответствующие новым методикам профилактики, изменил функции субъектов профилактики детской безнадзорности.

Правовые механизмы преодоления социального сиротства представлены также законами, принимаемыми на уровне субъектов РФ и муниципальных образований.

К социально-экономическим механизмам преодоления социального сиротства относятся финансовые и моральные поощрения со стороны государства по отношению к гражданам России, которые хотят принять участие в решение проблемы социального сиротства. Анализ существующих льгот позволяет сделать вывод, что именно их характер ведет к снижению числа детей, усыновляемых российскими гражданами.

Правовые и социально-экономические механизмы не будут работать эффективно, если одновременно не будет изменен характер стигмы социального сиротства в российском обществе. На сегодняшний день можно констатировать, что идет переход от формально-равнодушного к активно-заинтересованному характеру стигмы социального сиротства.

Одним из главных социокультурных механизмов изменения стигмы является оптимизация процесса нравственного воспитания. Действенный механизмом, на наш взгляд, является совместное обучение и отдых детей-сирот совместно с детьми из нормальных семей с целью интеграции сирот в социум. Позитивно повлиять на изменение характера стигмы социального сиротства в современном российском обществе должно более объективное преподнесение информации, уход от существующих стереотипов социального сиротства в СМИ – демонстрация социальных сирот в качестве обычных маленьких россиян, а не абстрактной социальной группы, показ конкретных детей, конкретных семей, конкретных детских домов, конкретных судеб детей-сирот. Большую роль должна сыграть социальная реклама, которая получает распространение в современных СМИ России.

В «Заключении» формулируется основной вывод исследования о том, что социальное сиротство, являясь стигмой «нетипичности», негативно влияет на формирование личности детей-сирот и, следовательно на воспроизводство данного явления; преодоление социального сиротства как негативного явления в российском обществе возможно только при смене характера стигмы с формально-равнодушного на активно-заинтересованный.


^ III. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:


  1. Сайханова, Л.И. Социальное сиротство: социокультурные причины и последствия. [Текст] / Л.И. Сайханова // Социально-гуманитарные знания. №12, 2007. – С. 98-105.

  2. Сайханова, Л.И. Социальное сиротство как общественное явление. [Текст] / Л.И. Сайханова // Социально-политические процессы в трансформирующемся российском обществе: Материалы 50-й юбилейной научно-методической конференции преподавателей и студентов СГУ «Университетская наука – региону». – Ставрополь: СГУ, 2005. – С. 167-169.

  3. Сайханова, Л.И. Кто такие социальные сироты? [Текст] / Л.И. Сайханова // Актуальные вопросы социогуманитарного знания. – Ставрополь: СГУ, 2006. – С. 149-152.

  4. Сайханова, Л.И. Основные причины возникновения риска социального сиротства. [Текст] / Л.И. Сайханова // Общество безопасности – альтернатива обществу риска: Материалы 51-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону» / Под общ. ред. проф. Н.П. Медведева. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. – С. 230-233.

  5. Сайханова, Л.И. Педагогические аспекты социальной реабилитации социальных сирот. [Текст] / Л.И. Сайханова // Взаимодействие истории науки и философии науки: теоретические и методические аспекты. Сборник научных статей. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. – С. 158-161.

  6. Сайханова, Л.И. Социокультурный аспект проблемы социального сиротства. [Текст] / Л.И. Сайханова // Социально политическая реальность и социодинамика современного российского общества: Материалы 52-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2007. – С. 184-190.

  7. Сайханова, Л.И. Особенности использования активных методов обучения при работе с сиротами. [Текст] / Л.И. Сайханова // Эвристическое образование: материалы Х региональной научно-практической конференции (г. Ставрополь, 22-24 марта 2007 г.). Ставрополь: Издательство СГУ, 2007. – С. 122-125.

  8. Сайханова, Л.И. Социальное сиротство: история проблемы и способы её решения. [Текст] / Л.И. Сайханова // Россия в поисках эффективных моделей демократии, правовой системы и гражданского общества: политические, правовые и социальные проблемы современности. Сборник научных статей по материалам конференции. – Ставрополь: ГОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет, 2008. – С. 298-302.

  9. Сайханова, Л.И. Социальное сиротство как фактор негативной социализации. [Текст] / Л.И. Сайханова // Социализация молодежи в современном российском обществе: Материалы 53-й научно-методической конференции преподавателей и студентов СГУ «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во «Респект», 2008. – С. 195-200.

  10. Сайханова, Л.И. Заимствование у кавказских республик положительного опыта в решении социальных проблем как один из способов преодоления межэтнической разобщенности. [Текст] / Л.И. Сайханова // Ставрополь – город межэтнического согласия и межконфессионального диалога. Сборник докладов и сообщений научно-практической конференции. Ставрополь, 4-5 декабря 2008 года. – С. 138-140.

  11. Сайханова, Л.И. Борьба с социальным сиротством в Ставропольском крае как фактор устойчивого развития социально-демографической сферы региона. [Текст] / Л.И. Сайханова // Теоретико-методологические и прикладные аспекты анализа устойчивого развития и безопасности региона. 54-я научно-методоло­гическая конференция «Университетская наука – региону»: сборник материалов. – Ставрополь: Ставролит, 2009. – С. 199-203.

  12. Сайханова, Л.И. Отражение проблемы социального сиротства в российских СМИ [Текст] / Л.И. Сайханова // Человек в сфере социально-гуманитарного познания: сборник статей региональной научно-практической конференции (28 января 2009 г.). – Ставрополь: СФ СКАГС, 2009. – С. 200-204.




1 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Второе издание, исправленное и значительно умноженное по рукописи автора. [Текст] / В.Даль В 4 томах. Т 4. Санкт-Петербург: Издание книгопродовца-типографа М.О. Вольфа, 1882. С. 188

2 Словарь современного русского литературного языка. [Текст] В 17 томах. Т.13. Издательство академии наук СССР. Москва-Ленинград, 1962. – с. 1516, С. – 850.

1 Энциклопедический Словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона [Текст] – В 86 томах с иллюстрациями и дополнительными материалами, С.-Петербург, 1890–1907.

1 Макаренко А.С. Методика организации воспитательного процесса [Текст] // Макаренко А.С. Собрание сочинений, тт. 1–5. М., 1971


Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru