Рассказ «Философ и собака». Учитель русского языка и литературы мбоу гимназия№3, г. Пролетарск Ростовской области. Философ и собака



Скачать 35.54 Kb.
НазваниеРассказ «Философ и собака». Учитель русского языка и литературы мбоу гимназия№3, г. Пролетарск Ростовской области. Философ и собака
Дата04.04.2013
Размер35.54 Kb.
ТипРассказ
источник

Проза: рассказ «Философ и собака».

Учитель русского языка и литературы МБОУ гимназия№3,

г. Пролетарск Ростовской области.


ФИЛОСОФ И СОБАКА

-Ну, что, собака, голодно?- Петрович потрепал шершавой, заскорузлой рукой бездомного пса за уши.- Да, брат, оба мы с тобой бесхозные, бездомные, никому не нужные…Я вот сегодня подошел к дому, чтобы дочку у видеть хоть издалека, так она, заметив меня, сама подошла и жалобно так попросила, чтобы я больше там не появлялся и не позорил ее, у нее, видишь ли, жених из богатой, известной семьи, будущим родственникам сказали, что отца у Ирочки нет, умер мол… А я что…не враг же своему ребенку…Опять же не помогал я бывшей семье, сам перебивался с хлеба на воду…Все Ирочке и бывшей оставил: дом, машину, дачу. Новый хахаль жены на все готовое пришел, а я вот запил и материну квартиру пропил, как похоронил мать, так и ушел в запой. Один человек искренне любил меня на этом свете - мать, а как ее не стало, так и жизнь потеряла смысл.

Петрович достал из кармана старой - престарой куртки, засаленной, порватой, кусочек несвежего хлеба и поднес к носу собаки, та понюхала, жадно, громко втянула в себя запах хлеба и осторожно потянулась к нему, ела медленно, потому как кусок был небольшой, продливала удовольствие, а Петрович засмотрелся на нее. Вот ведь псина тоже как человек. Сама грязная, шерсть по бокам облезлая, сбитая в комки, а ест культурно, наверно, тоже когда-то жила при доме, а потом выгнали на улицу, ну совсем как самого Петровича.

Собака преданно и ласково посмотрела на своего благодетеля. Видно, не было у нее друга среди людей, видно, много раз ее били и обижали люди, но цепкая память хранила и другие времена, и другое к себе отношение…А Петрович продолжал свой монолог:

-У матери часто бываю в гостях на кладбище,- он опять потрепал собаку за уши, потом ласково так погладил по правому боку, та легла на землю, а голову положила на ноги Петровича, закрыла глаза и то ли прислушивалась к голосу случайного собеседника по несчастью, то ли просто дремала, чуть утолив мучающий ее голод…

Петрович посмотрел вокруг – улица, народ куда-то спешит по своим делам, нарядно все вокруг, блестят витрины магазинов, люди тоже нарядные, красивые...А в последние годы свалка стала привычным пейзажем для него, люди, обитающие тут, приняли его за своего, характер у Петровича был незлобивый, понимающий, и, если ему что перепадало из «деликатесов» на свалке, он не жадничал, как другие, потому и уважали его бомжи, почтительно называя философом. Поговорить о жизни, о мироздании, о человечестве любил Петрович, проникновенными его монологами заслушивались изможденные жизнью бомжи, очень уж красиво он говорил! Но никому не признавался, как ни допытывались «свальщики», что работал когда-то в университете, преподавал философию- э, да когда это было- то, в той, прошлой жизни, возврата к которой нет.

-Мамка у меня, друг мой собачка, была человечище! Руки у нее были золотые. Сколько жизней она спасла, работая хирургом! А я ее подкосил, до последнего боролась за меня, пытаясь вернуть к прежней жизни, что только не перепробовала! Кодировала, медикаментозно лечила, даже в монастырь возила, я там три месяца пробыл…мамка часто говорила, что она специалист по телу но не по душам человеческим, а у меня, де, душа больная, интерес к жизни потерян. И уж как она хотела меня вернуть к нормальной, по человеческим представлениям, жизни, как пыталась вернуть- не получилось…Сердечный приступ ,а я был пьяный, спал, некому было и скорую вызвать, а она, должно быть, звала меня, дотянуться к телефону, видно, уж сил не было…И гложет теперь меня эта боль, пеком печет, нутро все сжигает! Приду на кладбище, сяду у могилки и беседую с мамкой, вроде как полегчает, а дня через два опять прихожу…Веришь ли, она и оттуда,из другого мира, мне будто помогает еще держаться на этой земле.

Петрович все говорил и говорил, потом как-то незаметно для себя задремал:собака-то в разговор не вступала, молчаливо слушала с закрытыми глазами. Но вот стал накрапывать мелкий весенний дождь, до тепла еще было далеко. Петрович обнял подрагивающую от холода собаку, прижал к себе, закрывая от дождя, сам вжался в куртку, съежился, стал совсем маленьким.И эта жалкая картина наводила ужас на прохожих, которые, прячась под модными зонтами, стороной обходили эти существа,брезгливо фыркая и отворачиваясь. Откуда у человечества столько пренебрежения и равнодушия к чужой боли и страданиям?

Остановились подростки, смачно жующие жвачки, сплюнули, пнули ногами Петровича:

-Слышь, ты, сдох что ли? Вали отсюда с псиной! Как таких земля держит…

Петрович медленно поднялся с холодной земли, пристально посмотрел вслед удаляющимся подросткам, глубоко вздохнул…Собака тоже поднялась с земли, отряхнулась, с надеждой посмотрела на человека, в собачьих глазах было столько человеческой боли, что Петрович даже крякнул с досады:

-Не боись, прорвемся! А то, видишь ли, мы им жить мешаем, своим видом мешаем им наслаждаться жизнью…Пойдем со мной, собака, дружок, пойдем на свалку- там тоже люди живут, правда, по другим законам, но живут. А у тебя, псинка, теперь хозяин будет, да и мне легче с другом - выживать легче!

Мелкий, холодный дождь так и моросил, асфальт уже матово поблескивал наметившимися лужицами, а они шли молча - маленький, сгорбленный философ и старая, пожухлая, как прошлогодняя трава, псина. Что-то они знали об этой жизни здесь, на земле, такое, что не дано узнать ни весеннему дождю, ни прохожим, спешащим по своим делам, ни подросткам, сгрудившимся в подъезде с бутылками пива…

Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru