Когоку сош г. Лузы. Жизнь и творчество Зинаиды Гиппиус



Скачать 204.15 Kb.
НазваниеКогоку сош г. Лузы. Жизнь и творчество Зинаиды Гиппиус
Калинина Екатерина
Дата18.06.2013
Размер204.15 Kb.
ТипБиография
источник

КОГОКУ СОШ г. Лузы.


Жизнь и творчество Зинаиды Гиппиус


Работу выполнила

ученица 11 «а» класса

Калинина Екатерина.

Руководитель Мальцева

Инна Петровна

2011 г.

Содержание.

  1. Введение………………………………………………………..3-4 стр.

  2. Биография Зинаиды Гиппиус…………………………………5-8 стр.

  3. Творчество поэтессы…………………………………………..9-13стр.

  4. Выводы………………………………………………………….14 стр.

  5. Список литературы……………………………………………..15 стр.

  6. Приложение……………………………………………………16-19 стр.



Введение.

Актуальность:

Наша молодёжь стала всё меньше и меньше уделять внимание литературе, в частности «Серебряному веку». Мы практически ничего не знаем о его поэтах. Но ведь это время - неотъемлемая часть культуры, истории нашей страны. Это время великих поэтов, таких как З.Н. Гиппиус, А.А. Ахматова, А.А. Блок, Н.С.Гумилёв, К.Д.Бальмонт, которые вновь пробудили русскую литературу и подняли её на новый уровень. Не знать их творчества, биографии - показывать неуважительное отношение к нашей культуре, нашему народу. Стихи – это не только красивые строки, но и умение понимать окружающий мир, испытывать чувства. Поэтому изучении поэзии и творчества писателя «серебряного века», а именно З.Н.Гиппиус, так важно и актуально в наше время.


Проблема:

Недостаточное владение информацией о творчестве поэтессы «серебряного века» З.Н.Гиппиус.


^ Объект исследования:

Зинаида Николаевна Гиппиус.


Предмет исследования:

жизненный путь и творчество З.Н.Гиппиус.


Цель:

познакомиться с биографией и творчеством поэтессы «серебряного века».

Задачи:

  1. Изучить биографию Зинаиды Гиппиус.

  2. Изучить творчество поэтессы.

  3. Сделать вывод о её значении в русской поэзии.

Гипотеза:

изучив творчество «серебряного века», повысится уважительное отношение к поэзии, чувство патриотизма.


Жизненный путь.

Зинаида Гиппиус родилась 8 ноября 1869 года в городе Белёве Тульской губернии. Отец Зинаиды Николай Романович Гиппиус после окончания юридического факультета пребывал на государственной службе, и вся семья Гиппиус находилась в постоянных переездах.
Зинаида Николаевна росла одна. Сначала с нянькой Дарьей Павловной, а затем с бесчисленными гувернантками, которые с ней мало уживались. В 1877 году ее отца перевели в Петербург товарищем обер-прокурора сената, но вскоре туберкулез отца обострился, и всей семье пришлось переехать на юг, в крошечный городок Черниговской губернии Нежин.

Зинаиду отдали в Киевский институт благородных девиц, но из-за частых болезней, вызванных, как посчитали наставники, чрезмерной тоской по семье, родители были вынуждены забрать её домой. В Нежине тогда не было женской гимназии, и к Гиппиус ходили учителя из Гоголевского лицея. В марте 1881 Николай Романович, все время прихварывавший, сильно простудился и умер от острого туберкулёза. Умер молодым – ему не было еще 35 лет.

После смерти отца вся семья Гиппиус решила переселиться в Москву, где Зинаида начала посещать классическую гимназию Фишер. Когда к ужасу матери, боявшейся наследственности, туберкулёз обнаружили у Зины, было решено, что семья переезжает в Ялту, а затем в Тифлис.

Из Ялты в Тифлис семья Гиппиус переехала отчасти потому, что там жил второй брат матери Зинаиды, известный тифлисский присяжный поверенный, редактор «Нового обозрения». Гиппиус к тому времени уже полностью перешла на домашнее обучение, много читала, вела дневники и писала смешные стихотворные пародии на своих родных и близких. Стихи она писала всякие, но шутливые читала, а серьезные прятала или уничтожала.
Еще при жизни отца Зинаида Николаевна хорошо знала Тургенева и Гоголя, в Москве она перечитала всю русскую литературу, но особенно пристрастилась к Достоевскому. Разбираться в литературе ей помогали дядя с материнской стороны, живший у них некоторое время (вскоре он уехал и умер от горловой чахотки), и учитель Зинаиды в Москве, Николай Петрович. Он приносил ей новые книжки, журналы, газеты, сам читал ей классиков, задавал серьезные сочинения. Сам он в то время печатался в«Русских ведомостях».
В гимназию поступать ей оказалось поздно, тем более ее знания были слишком бессистемны, чтобы сдать экзамены. Как она сама говорила: «Я умела заниматься тем, что нравилось, а к другому до странности была тупа». Молодую Зинаиду Николаевну занимали только книги и собственные писания. Одно время она пристрастилась к музыке, но затем, чувствуя, что ничего здесь не достигнет и не добьется, бросила.
Летом умер ее дядя. Следующее лето, 1888 года, они проводили в Боржоми. Именно там, в круговороте веселья, танцев, поэтических состязаний и скачек состоялась судьбоносная встреча Зинаиды Гиппиус и Дмитрия Мережковского – молодого, но уже довольно известного поэта. Она как-то читала его стихи, опубликованные в петербургском журнале «Живописное обозрение». Даже запомнила имя, но сами рифмы тогда не произвели на неё большого впечатления. Чуть позже на почве литературы они много спорили и даже ссорились с Мережковским.
В то время тифлисская молодежь звала Зинаиду Николаевну «поэтессой», но сама Зинаида свои стихи любила не очень. Она считала, что они довольно слабы и дики. Многие из молодежи сами писали стихи, увлекались Надсоном, к тому же это были товарищи ее двоюродного брата, с которым она очень дружила.
Через год, 8 января 1889 года Гиппиус и Мережковский обвенчались в тифлисской церкви Михаила Архангела. Невеста была в тёмном стогом костюме и маленькой шляпке на розовой подкладке, жених – в сюртуке и в форменной шинели. Ей было 19, ему – 23. Сама Зинаида пишет: «Мы встретились и оба вдруг стали разговаривать так, как будто давно уже было решено, что мы женимся и что это будет хорошо». Уже на исходе жизни, начиная книгу о нем, она писала: «Мы прожили с Д. С. Мережковским 52 года, не разлучаясь, со дня нашей, свадьбы в Тифлисе, ни разу, ни на один день».

С разу после свадьбы Гиппиус и Мережковский переехали в Петербург и поселились в небольшой съёмной квартире: у каждого была  отдельная спальня, собственный кабинет и общая гостиная, где они принимали гостей – поэтов, писателей, художников, религиозных и политических деятелей. Гиппиус стала царицей этого блестящего литературного салона. Не хозяйкой, а именно царицей. Хрупкая капризная девочка, которую поначалу воспринимали лишь как тень знаменитого мужа, сумела сломать все возможные стереотипы и завоевать среди современников титул «декадентской мадонны» – вдохновительницы и одного из самых беспощадных критиков своей эпохи.
Вслед за их отъездом уехала из Тифлиса и вся семья Зинаиды, сначала в Москву, а потом и в Петербург. Затем в 1903 году ее мать скончалась.
В начале 1890-х Гиппиус и Мережковский совершают два путешествия по Европе и по возвращению поселяются на углу Литейного проспекта и Пантелеймоновской улицы. Именно туда стекалась творческая интеллигенция Петербурга. Для молодого литератора оказаться в салоне Гиппиус означало получить путёвку в жизнь. Своим дебютом ей обязан и Блок, и Мандельштам, в некотором роде и Сергей Есенин.
С 1906 года Гиппиус и Мережковский жили в основном за границей. Они ещё вернутся на Родину. В 1914. В преддверии первой мировой. Вернутся для того, чтобы увидеть, что России, которую они так любили, в которой они жили и были счастливы, больше нет. Гиппиус открыто порвала со всеми, кто стал сотрудничать с новой властью, в 1919 они нелегально переходят польскую границу в районе Бобруйска, и снова бесконечные переезды.
Однако эмиграция не изолировала Мережковских от культурной жизни. Казалось, она не замечала, что всё вокруг менялось, все вокруг менялись. Мережковский неожиданно увлёкся фашизмом, даже лично встречался с Муссолини. Когда он летом 1941, выступая на немецком радио, сравнил Гитлера с Жанной д’Арк, «призванной спасти мир от власти дьявола», Гиппиус была готова перечеркнуть всё, что связывало их на протяжении полувека. 7 декабря 1941 года Мережковского не стало. Гиппиус хотела покончить с собой, но осталась жить. Зинаида Николаевна Гиппиус умерла 9 сентября 1945, пережив Мережковского всего на четыре года. Она так и не успела закончить свои мемуары о нём…


Творчество.

Без этой фигуры представить себе русскую литературу самого конца прошлого и первой половины нынешнего века — невозможно. Зинаиду Гиппиус можно было любить и можно было едва ли не презирать, относиться к ней уважительно и с пренебрежением, но нельзя было закрыть глаза и сделать вид, что ее нет в литературе. Поэт, прозаик, авторитетный критик, душа многих общественных предприятий, непосредственно влиявших на литературу, она и сама не могла представить себя вне литературной и общественной жизни. Ее острый ум и блистательные беседы заставляли собеседников изощрять свои не только литературные, но и духовные способности, тренировать интеллект, оттачивать аргументацию в спорах. Само присутствие Гиппиус в литературе требовало от современников высвобождать те смыслы, которые были глубоко заложены в память и сознание. Гиппиус и Блок, Гиппиус и Брюсов, Гиппиус и Андрей Белый, Гиппиус и Горький — этот ряд можно длить и длить, но для серьезного разговора обо всех подобных темах надо прежде всего знать тексты Гиппиус — стихи, прозу, критику, дневники, письма, политические статьи...

Бессистемное домашнее образование вполне соответствовало складу характера Гиппиус, которая, бурно увлекаясь интересовавшими ее темами, могла быть поразительно равнодушна ко всему прочему. На фоне интереса всей семьи к искусству выглядело совершенно естественным то, что с раннего детства она обращается к поэзии. В начале 1902 года она писала Брюсову: «В 1880 году, то есть когда мне было 11 лет, я уже писала стихи (причем очень верила во «вдохновение» и старалась писать сразу, не отрывая пера от бумаги). Стихи мои всем казались «испорченностью», но я их не скрывала. Были довольно однообразны, не сохранились, но вот помню кусочки одного из самых первых:

  Давно печали я не знаю

И слез давно уже не лью.

Я никому не помогаю.

Да никого и не люблю. 

Любить людей — сам будешь в горе.

Всех не утешишь все равно.

Мир — не бездонное ли море?

О мире я забыл давно.

 Я на печаль смотрю с улыбкой,

От жалоб я храню себя.

Прожил жизнь мою в ошибках,

^ Но человека не любя...

 В ноябре 1888 года в журнале «Северный вестник» появилось первое стихотворение Гиппиус, а в январе 1889 года она стала женой поэта Д. С. Мережковского.

Оказавшись в Петербурге, Гиппиус попадает в литературную среду, причем группировавшуюся не только вокруг поддерживавшего ее журнала «Северный вестник», но и в гораздо более широкую, где были и молодые тогда поэты, и почтенные старые литераторы, и университетские профессора.

Собрание стихов 1889–1903 (1904; в 1910 вышло второе Собрание стихов. Книга 2. 1903–1909) стало крупным событием в жизни русской поэзии. Откликаясь на книгу, И.Анненский писал, что в творчестве Гиппиус – «вся пятнадцатилетняя история нашего лирического модернизма», отметив как основную тему ее стихов «мучительное качание маятника в сердце». Поклонник этой поэзии В.Я.Брюсов особо отмечал в ней «непобедимую правдивость», с какой Гиппиус фиксирует различные эмоциональные состояния и жизнь своей «плененной души».
Как критик, писавший под псевдонимом Антон Крайний, Гиппиус этого времени остается последовательным проповедником эстетической программы символизма и философских идей, послуживших ее фундаментом. Постоянно публикуясь в журналах «Весы» и «Русское богатство» (лучшие статьи были ею отобраны для книги Литературный дневник, 1908), Гиппиус в целом негативно оценивала состояние русской художественной культуры, связанное с кризисом религиозных основ жизни и крахом общественных идеалов, которыми жил 19 в. Призвание художника, которое не сумела осознать современная литература, для Гиппиус заключается в активном и прямом воздействии на жизнь, которой, согласно утопии, принимаемой на веру Мережковским, нужно «охристианиться», ибо не существует иного выхода из идейного и духовного тупика. Эти концепции направлены против писателей, близких к руководимому М.Горьким издательству «Знание» и в целом против литературы, ориентирующейся на традиции классического реализма. Тот же вызов кругу представлений, основанных на вере в либерализм и устаревших толкованиях гуманизма, содержится в драматургии Гиппиус (Зеленое кольцо, 1916), ее рассказах, которые составили пять сборников, и романе Чертова кукла (1911), описывающем банкротство верований в прогресс и мирное совершенствование общества.

Вернувшись в Россию в 1914 г., Мережковские оказались в новой для себя литературной ситуации: на них смотрят как на прославленных писателей, обладающих большим авторитетом, явно выходящим за пределы того сравнительно узкого круга, в каком они вращались в начале века; Мережковский на некоторое время становится редактором беллетристического отдела почтенного журнала «Русская мысль», Гиппиус регулярно там печатается (и не только при Мережковском, но и при сменившем его Брюсове). Религиозные искания в эти годы отодвигаются на второй план, уступая задачам собственно литературным и отчасти общественным.

Но революция меняет их жизнь. Не приняв новую власть, Мережковские вновь покидают Россию. После перехода польской границы, Гиппиус, Мережковский и Философов на некоторое время обосновываются в Варшаве, где занимаются агитационной деятельностью, много печатаются в газете «Свобода», полностью подчиняясь ее политической программе. Однако вскоре Мережковские разочаровались и в личности Пилсудского, в котором на какое-то время увидели человека, способного спасти не только Польшу, но и Россию, а также в тактике их близкого друга Б. Савинкова. Вскоре после подписания мира между Польшей и Советской Россией, 20 октября 1920 года Мережковские покинули Варшаву (Философов так там и остался). Через Висбаден они перебираются во Францию, где живут уже до самой смерти. Однако в эти последние двадцать пять лет творческая и жизненная активность Гиппиус явно уменьшается: постоянной работы в газете или журнале у нее не было, книги удавалось издавать с трудом, все меньше находилось желающих принимать участие в кружках, Мережковские оказывались во все большей и большей изоляции, которая скрашивалась только заботами нескольких верных друзей, особенно постоянного их секретаря В. А. Злобина.

Наиболее чуткие критики, да и сама Гиппиус, говорили, что ее стихи и рассказы, романы и повести, критические статьи и мемуары вовсе не представляют собой явления, обладающего принципиальной самоценностью.

Рецензируя сборник ее рассказов «Алый меч», В. Я. Брюсов писал: «Почти все последние рассказы г-жи Гиппиус тенденциозны. По-видимому, автор и писал их не столько по побуждениям чисто художественным, сколько с целью выявить, выразить ту или иную отвлеченную мысль». Правда, в начале рецензии он оговаривается, что относит это лишь к прозе Гиппиус, тогда как ее стихи перерастают рамки этой чистой тенденциозности. Но если вспомнить, что сама она говорила о своих стихах как о молитвах (а ведь суть молитвы не в ее форме и не в безукоризненной точности слов, а единственно в смысле), что в предисловии ко вполне беспомощным стихам Б. Савинкова всерьез писала об их значении для русской литературы, да и вообще упорно отстаивала право представлять в качестве художественного явления «человеческие документы», то есть сколь угодно мало обработанные свидетельства человека о своем душевном опыте, то, очевидно, следует признать, что и разговор о ее собственном творчестве следует начинать не с того, что находится непосредственно в нем, на страницах книг, а с той духовной реальности, с которой начинается путь к произведению.

В одном из стихотворений, не вошедших в прижизненные книги стихов, Гиппиус дала свою формулу видения мира:

Тройною бездонностью мир богат.

Тройная бездонность дана поэтам.

И разве поэты не говорят

Только об этом?

Только об этом?

 

Тройная правда — и тройной порог.

Поэты, этому верному верьте.

Только об этом думает Бог:

О человеке.

Любви.

И Смерти.

  Человек, Любовь, Смерть, Бог — вот главные темы, вокруг которых неизменно концентрируется творчество Гиппиус, и эта концентрация является отражением идейных исканий, заполняющих все существо поэта.

 Нынешнему читателю, привыкшему иметь дело с поэзией А. Ахматовой или М. Цветаевой, стихи Гиппиус могут показаться странными, не вмещающимися в традиционное представление о «женской поэзии». Прежде всего — она ведет речь все время от лица мужчины. В одном из немногих случаев, когда стихотворение было написано в женском роде, Гиппиус сразу же столкнулась с волной непонимания и неприятия, ее героиня (причем вполне абстрактная—Боль) была отождествлена критиками и пародистами с ею самой, и анекдотические выводы, сделанные из этого отождествления, были тут же опубликованы прессой. В стихах хотели видеть истинное лицо отстраненного повествователя.













Выводы.

Познакомившись с творчеством и биографией Зинаиды Гиппиус, можно сказать, что жизнь её не была лёгкой, на пути всё время встречались трудности: смерти близких, революция, выезды из страны. Но это не сломало её. Несмотря на расстояние, она продолжала любить родину, сохранять веру в Бога, быть патриотом и считала, что в родных краях лучше писать, чем заграницей.

З.Гиппиус- неординарная личность, женщина необыкновенной красоты. Она выделялась из толпы. В какой-то степени – это человек-загадка. Восхищаться её можно бесконечно. Наверное, этим она многих и притягивала.

В литературе Зинаида Гиппиус оставила большой след: множество стихов, рассказы, романы, повести, мемуары. Её стихи наполнены любовью, болью, гневом , пристрастием, надеждами на лучшее.


Список литературы.

  1. Н.Богомолов. «Любовь – одна. О творчестве Зинаиды Гиппиус.»www.imwerden.info/belousenko/books/silver_age/gippius_bogomolov.htm




  1. www.literavins.ru/751036/1/Biografiya-Zinaidi-Gippius




  1. Гиппиус, Зинаида Николаевна — Википедия




  1. З. Н. Гиппиус, “Стихотворения; Живые лица”. Серия “Забытая книга”. Москва, “Художественная литература”, 1991

  2. «Хрестоматия по русской литературе 11 класс.» - Вятка, АО «Городская газета», 1993г.



ПРИЛОЖЕНИЯ:


^ АПЕЛЬСИННЫЕ ЦВЕТЫ

О, берегитесь, убегайте

От жизни легкой пустоты.

И прах земной не принимайте

За апельсинные цветы.


Под серым небом Таормины

Среди глубин некрасоты

На миг припомнились единый

Мне апельсинные цветы.


Поверьте, встречи нет случайной,-

Как мало их средь суеты!

И наша встреча дышит тайной,

Как апельсинные цветы.


Вы счастья ищете напрасно,

О, вы боитесь высоты!

А счастье может быть прекрасно,

Как апельсинные цветы.


Любите смелость нежеланья,

Любите радости молчанья,

Неисполнимые мечты,

Любите тайну нашей встречи,

И все несказанные речи,

И апельсинные цветы.

1897


ТАМ

Я в лодке Харона, с гребцом безучастным.

Как олово, густы тяжелые воды.

Туманная сырость над Стиксом безгласным.

Из темного камня небесные своды.

Вот Лета. Не слышу я лепета Леты.

Беззвучны удары раскидистых весел.

На камень небесный багровые светы

Фонарь наш неяркий и трепетный бросил.

Вода непрозрачна и скована ленью...

Разбужены светом, испуганы тенью,

Преследуют лодку в бесшумной тревоге

Тупая сова, две летучие мыши,

Упырь тонкокрылый, седой и безногий...

Но лодка скользит не быстрей и не тише.

Упырь меня тронул крылом своим влажным...

Бездумно слежу я за стаей послушной,

И все мне здесь кажется странно-неважным,

И сердце, как там, на земле,- равнодушно.

Я помню, конца мы искали порою,

И ждали, и верили смертной надежде...

Но смерть оказалась такой же пустою,

И так же мне скучно, как было и прежде.

Ни боли, ни счастья, ни страха, ни мира,

Нет даже забвения в ропоте Леты...

Над Стиксом безгласным туманно и сыро,

И алые бродят по камням отсветы.

1900



ЛЮБОВЬ


В моей душе нет места для страданья:

Моя душа - любовь.

Она разрушила свои желанья,

Чтоб воскресить их вновь.


В начале было Слово. Ждите Слова.

Откроется оно.

Что совершалось - да свершится снова,

И вы, и Он - одно.


Последний свет равно на всех прольется,

По знаку одному.

Идите все, кто плачет и смеется,

Идите все - к Нему.


К Нему придем в земном освобожденьи,

И будут чудеса.

И будет все в одном соединеньи -

Земля и небеса.

1900




СОБЛАЗН

^ П. П. Перцову


Великие мне были искушенья.

Я головы пред ними не склонил.

Но есть соблазн... соблазн уединенья...

Его доныне я не победил.


Зовет меня лампада в тесной келье,

Многообразие последней тишины,

Блаженного молчания веселье -

И нежное вниманье сатаны.


Он служит: то светильник зажигает,

То рясу мне поправит на груди,

То спавшие мне четки подымает

И шепчет: "С Нами будь, не уходи!


Ужель ты одиночества не любишь?

Уединение - великий храм.

С людьми... их не спасешь, себя погубишь,

А здесь, один, ты равен будешь Нам.


Ты будешь и не слышать, и не видеть,

С тобою - только Мы, да тишина.

Ведь тот, кто любит, должен ненавидеть,

А ненависть от Нас запрещена.


Давно тебе моя любезна нежность...

Мы вместе, вместе... и всегда одни;

Как сладостна спасенья безмятежность!

Как радостны лампадные огни!"

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .


О, мука! О, любовь! О, искушенья!

Я головы пред вами не склонил.

Но есть соблазн,- соблазн уединенья,

Его никто еще не победил.


1900

ПОСЛЕДНЕЕ

Порой всему, как дети, люди рады

И в легкости своей живут веселой.

О, пусть они смеются! Нет отрады

Смотреть во тьму души моей тяжелой.


Я не нарушу радости мгновенной,

Я не открою им дверей сознанья,

И ныне, в гордости моей смиренной,

Даю обет великого молчанья.


В безмолвьи прохожу я мимо, мимо,

Закрыв лицо,- в неузнанные дали,

Куда ведут меня неумолимо

Жестокие и смелые печали.

1900


О ДРУГОМ

Господь. Отец.

Мое начало. Мой конец.

Тебя, в Ком Сын, Тебя, Кто в Сыне,

Во Имя Сына прошу я ныне

И зажигаю пред Тобой

Мою свечу.


Господь. Отец. Спаси, укрой -

Кого хочу.

Тобою дух мой воскресает.

Я не о всех прошу, о Боже,

Но лишь о том,

Кто предо мною погибает,

Чье мне спасение дороже,-

О нем,- одном.


Прими, Господь, мое хотенье!

О, жги меня, как я - свечу,

Но ниспошли освобожденье,

Твою любовь, Твое спасенье -

Кому хочу.


1901

ЕСЛИ

Если гаснет свет - я ничего не вижу.

Если человек зверь - я его ненавижу.

Если человек хуже зверя - я его убиваю.

Если кончена моя Россия - я умираю.

Февраль 1918


Знайте!

Она не погибнет, - знайте!

Она не погибнет, Россия.

Она всколоснется, - верьте!

Поля её золотые.


И мы не погибнем,- верьте!

На что нам наше спасенье?

Россия спасётся, - знайте!

И близко её воскресенье.


Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru