Актуальные проблемы высшего музыкального образования



НазваниеАктуальные проблемы высшего музыкального образования
страница5/7
Дата06.03.2013
Размер1.02 Mb.
ТипДокументы
источник
1   2   3   4   5   6   7

^ КОМПОЗИТОР Н.ДЕВИТТЕ. 150 ЛЕТ ЗАБВЕНИЯ


Статья освещает жизненный и творческий путь Н.П.Девитте, малоизвестного российского композитора XIX века. Автор дает оценку его камерному вокальному творчеству, подробно разбирает некоторые романсы, определяет их актуальность в качестве вокально-педагогического репертуара.

^ Ключевые слова: Девитте, романсы.


В истории музыкального искусства есть примеры многолетнего забвения авторских имен и произведений, есть и примеры их возрождения к новой жизни спустя многие годы.

Имя композитора пушкинской эпохи Николая Девитте было открыто современному музыкальному миру в 2001 году: на свет появилась книга известных исследователей – музыковедов Елены и Валерия Уколовых «Распятый на арфе». Открытие музыкального творчества Николая Девитте горячо приветствовали представители голландского посольства в Москве, содействовавшие исследованию, подготовке и изданию книги. Авторы рассказывают о Н.Девитте, как о величайшей фигуре «золотого века» русской культуры, композиторе, арфисте, поэте, писателе и драматурге. Такой труд явился большим открытием в исторической науке. «Эта книга подарок XXI веку!» – так выразил свое мнение о ней академик С.О.Шмидт.

Объем творчества композитора достаточно велик, в книге указан список из 67 вокальных произведений изданных под именем Николая Девитте, а также около 50 фортепианных сочинений, произведений для арфы, оркестра и музыкальных картин для театра.

Целая эпоха в истории русской культуры открывается «заново». По мнению современных музыкальных критиков, соприкоснувшихся с творчеством этого композитора, личность Н.Девитте уникальна. Он обладал исключительными интеллектуальными и творческими способностями, а для своих современников был русским Байроном, Прометеем и Сократом. Уровень владения Девитте таким инструментом, как арфа, можно сравнить с Паганини в области скрипки, и Листом в области фортепиано.

Но открыть подлинный масштаб этой фигуры оказалось совсем не просто, так как Н.Девитте сознательно избрал для себя образы «Сен-Жермена» и «Монте-Кристо», опубликовав большую часть своего творчества анонимно или под псевдонимами. Авторы книги доказывают, что именно перу «русского Аполлона» принадлежат «Очи черные» и сказка «Конек-Горбунок». Именно его вальсы и мазурки в течение полувека звучали на русских балах, его романсы и стихи исполнялись во всех известных салонах того времени. Из книги читатель узнает о его встречах с Пушкиным, Веневитиновым, Верстовским, Глинкой. Эта книга является первым жизнеописанием Николая Девитте, в котором представлен не только его портрет, но также опубликованы его избранные стихи, романсы, фортепианные пьесы и список музыкальных сочинений.

Родился композитор в семье Петра Яковлевича Девитте – инженер-полковника, потомка древнего рода выходцев из Нидерландов, и Веры Ивановны Фурсовой. В разных источниках датой рождения Н.Девитте называются 1810-1812 годы. Еще в раннем детстве проявились незаурядные способности Николая Петровича к музыке и сочинительству. Его учителями были такие выдающиеся мастера, как пианист Джон Филд, скрипач Гаврила Рачинский, композитор Катерино Кавос, арфист Карл Шульц, художник Михаил Теребенев. К 11 годам «чудо-ребенок» уже свободно сочинял стихи, виртуозно играл на арфе, благодаря чему был частым и желанным гостем музыкально-поэтических салонов, в том числе и знаменитого петербургского общества «Беседа любителей русского слова».

В 1823 году семья Девитте переезжает из Петербурга в Москву, где Николай вскоре становится завсегдатаем салона княгини Волконской, там он знакомится с Александром Пушкиным. Стремительно завоевывая известность как прекрасный арфист, выступает в Благородном собрании. В 1826 году в обеих столицах выходят в свет его музыкальные сочинения, среди которых были романсы, мазурки, вальсы. Музыка юного композитора очень быстро приобрела популярность среди аристократических кругов начала XIXв. Шло время, Николай взрослел, и благородное происхождение уже не позволяло ему публиковать свои произведения под собственным именем, ибо профессиональные занятия музыкой не считались подобающим делом для дворянина. Многие сочинения Н.Девитте изданы были либо анонимно, либо под именами друзей и знакомых. В это время Николай Петрович занимает «достойную» должность в ведомстве генерал-губернатора Москвы Д.В.Голицина, затем попадает на службу в Министерство иностранных дел, а в 1831 году окончательно оседает переводчиком в московском архиве министерства.

Еще в 1837 году он получает первое приглашение отправиться с гастролями за границу, но планам этим суждено было осуществиться только спустя шесть лет. Перед этим Н.Девитте едет с визитом на родину, в Петербург.

«Весть о приезде Девитте быстро разнеслась по музыкальным кругам Петербурга». Одним из первых, кто посетил его с визитом, был выдающийся композитор – М.И.Глинка. Знакомы они были еще с конца 20-х годов. Через 10 лет Глинка запишет в своих тетрадях: «Летом того же года (1843) приехал из Москвы знаменитый арфист Девитте, ехавший в Англию <…> Он играл очень отчетливо, и его сочинения были не дурны. Я беспрестанно виделся с ним то у него, то у Владиславлевых, наконец, он провел вечер у Тарновских». Нужно отметить, что к яркому и стремительному взлету молодого Девитте Глинка относился довольно ревниво, но высоко оценивал его ум и исключительную музыкальную одаренность.

Наконец летом 1843 года Н.Девитте отправляется в Ирландию, родину своего учителя Джона Филда и Томаса Мура, поэзией которого он зачитывался еще в юности. Приехав в Дублин, Девитте поначалу выступает в частных домах и салонах, но первое же его публичное выступление произвело фурор. Концерты прошли с большим успехом, и музыка, в том числе и вокальная, была встречена с восхищением. Весной следующего года композитор едет с концертами в Лондон, где его так же ждет триумф. Но Европа показала музыканту свою суровую изнанку: для того, что бы выжить мало обладать большим мастерством и талантом, нужно уметь ловко ими торговать, что бы не стать безголосой игрушкой алчных антрепренеров. Но в виду своей природной скромности и увлеченности творчеством, Н.Девитте оказался в весьма затруднительном финансовом положении. 20-го апреля 1843 года Н.Девитте, все еще находясь в британской столице, неожиданно и скоропостижно скончался, чуть-чуть не дожив до 33 лет. Лондон был потрясен смертью этого великого музыканта, и 22 апреля в газете «Монинг Пост» были опубликованы такие слова: «Музыкальный мир утратил одного из вершинных своих украшений, и г. Девитте будет искренне оплакан всеми, кто имел удовольствие познакомиться с ним со времени прибытия его сюда».

Столь ранний уход композитора явился следствием его яркой, насыщенной творческой жизни.

Вот так практически бесследно мир потерял «русского Орфея», после смерти как поэтические, так и музыкальные произведения Девитте были забыты, и многое из его наследия попросту кануло в Лету…

В настоящее время музыка Н.Девитте исполняется на концертах и фестивалях, посвященных жанру старинного русского романса. Но произведения этого композитора могут быть отнесены к разряду классической музыки. Жанр старинного русского романса отличается тем, что им занимались композиторы - дилетанты, и нотный текст аккомпанемента не выписывался, а может и должен быть улучшен концертмейстером. Классический же романс писался композитором-профессионалом, в этих произведениях аккомпанемент выписан подробно, нотный текст фортепианной партии наиболее полно и точно отражает музыкальные идеи автора. Но самое главное, - романсы Девитте отличаются безусловно высоким музыкально-художественным уровнем, свойственным классической музыке.

В качестве примера можно привести краткий исполнительский анализ трёх романсов. Представленный ниже разбор сочинений Н.Девитте имеет своей целью, прежде всего, привлечь внимание музыкантов-исполнителей к этим сочинениям, а также предложить ряд исполнительских советов.


Романс «В рощу я пошла с утра»

Романс «В рощу я пошла с утра» написан на стихи А.Писарева в 1833г. (доподлинное авторство стихов не установлено). Сам композитор охарактеризовал этот романс как «русскую песню». Текст стихотворения несет философский смысл, который проявляется как метафорическое сравнение.

Философский характер стихов передан в музыке, лишенной внешних эффектов. Мелодия вокальной партии лаконична, ритмически не усложняет текста стихотворения, тем самым отражая простоту и в то же время глубину философско-поэтического сравнения краткосрочности получасовой жизни сорванного цветка с пролетающей жизнью человека. В фортепианной партии это также прослеживается и в проигрыше, музыка которого не содержит в себе самостоятельной фразы или развитой мелодии, своей краткостью вызывая у слушателя ощущение недолговечности жизни. При этом фактура аккомпанемента гармоническая (бас и аккорды), она мелодически не поддерживает певца, как бы оставляя голос одиноким и передавая беззащитность человека перед мимолётностью земного существования. Такой стиль аккомпанемента свойственен и романсам М.Глинки.

Философская образность текста романса предполагает внимательный психологический анализ к его исполнению, что создает для исполнителей определенные сложности и требует от них настоящего мастерства в области камерной вокальной музыки.

Вокальная мелодия романса поступенна, не содержит интервальных скачков, имеет небольшой диапазон, ритмически проста, и на первый взгляд кажется, что ее можно использовать для вокально-педагогического репертуара даже в начале обучения пению. Однако при исполнении здесь мало только хорошего звуковедения на legato, ровного тембрального насыщения и чёткости дикции. Куплетная форма романса не позволяет мелодии и средствам музыкальной выразительности открыто подчеркивать тот или иной смысловой момент, но чутко следует за словесным текстом. Композитор дает возможность исполнителю посредством музыки и голоса отразить смысл стиха, заложив в начало мелодии пятикратное повторение одной ноты, а затем спокойное поступенное движение. Таким образом, исполнитель имеет возможность подчеркнуть в мелодии в начале куплетов разные доли в зависимости от смысла литературного текста (например, во втором куплете можно сделать лёгкое tenuto на слове «минутный»).

Поскольку кажущееся отсутствие движения в мелодии предназначено автором для передачи смысла текста, то очень важно, чтобы в начале куплета не возникло монотонности. Также в первом куплете следует обратить внимание на повтор фразы «поскорей купите», а во втором – «дни блаженства кратки». Эти фразы при повторах желательно спеть с разными интонациями.

Важно обратить внимание на фортепианную партию. Исполнение предполагает, что аккомпаниатор осуществляет в мелодической интонации (скачки на сексту и септиму) передачу чувства переживания человеком недолговечности и хрупкости жизни. Заключение куплета полностью повторяет вступление, однако в разных куплетах смыслом стихотворного текста предполагается использование в аккомпанементе разных психологических красок: в первом куплете – ласковой и трогательной (для создания образа девушки-цветочницы, рассуждающей о судьбе сорванных ею цветов), во втором куплете – чувство сожаления и светлой грусти (для передачи глубокого понимания тленности бытия).

Музыкально-поэтическое единство романса, созданное композитором, ярко проявляется во второй половине куплета. Сопоставлением мажора и минора автор передает контраст ощущения блаженства жизни с осознанием ее быстротечности, и трагическое восприятие этой мысли человеком звучит в кульминации куплета - в его окончании на forte, поддержанное фортепианными аккордами. Это музыкально-поэтическое единство дарит исполнителям возможность наиболее полно раскрыть философский и эмоциональный смысл стиха, отразив при исполнении гениальный композиторский замысел Н.Девитте.

Тщательная детальная работа над этим романсом позволит исполнителям дать сценическую жизнь подлинному музыкальному шедевру XIX века.


Романс «Она поёт»

Романс «Она поёт» написан на стихи А.Дьякова в 1842г. (доподлинное авторство стихов не установлено) и посвящен Любови Корниловне Маковской. Текст стихотворения передает романтическое чувство любви к музыке. Этот романс по стилю очень близок произведениям Глинки «Я помню чудное мгновенье», «Скажи, зачем».

Музыка романса «Она поёт» чутко следует за поэтическим текстом. Мелодия вокальной партии передает речевые интонации (вопрос – ответ) и эмоциональные переживания романтического героя (через мелизмы и повторы). Аккомпанемент чутко поддерживает смысловые значения поэтического текста (многократное sforzando, контрастные чередования sf и p). В конце куплетов развернутая фортепианная интерлюдия психологически верно передает через быстрое мелодическое поступенное движение вверх с ниспадающими на большие интервалы интонациями восторженный полет души героя романса. Волнение и трепет отражены также в широкой фортепианной фактуре, в частом чередовании стаккато и легато. Исполнение фортепианной партии требует высокого технического уровня владения инструментом.

Фактура аккомпанемента прозрачная, легкая, хорошо сочетается с тембральным звучанием высокого женского голоса в удобной для него тесситуре. Красота мелодии поддерживается простотой и ясностью гармонии. Сдержанное, аккуратное использование гармонических приемов свидетельствует о классической немецкой технике письма композитора.

В исполнительском контексте этот романс несет для певца и аккомпаниатора определенные сложности, как технические, так и ансамблевые. Певице здесь, как и при исполнении романса «В рощу я пошла с утра», мало просто хорошего звуковедения на legato, ровного тембрального насыщения и четкости дикции. Необходимо психологически точно отразить поэтический текст, тонко используя небольшие tenuto для передачи содержащихся в стихотворении вопросительных интонаций («Но чей раскат? Чьи эти звуки?»), интонаций восторженного ответа («Она поет! Ты все забыл!»). Кроме того, в куплетах отражается два разных психологических состояния. Первые строки куплетов повествуют о трагических переживаниях героя, и в каждом куплете, после трагических переживаний, герой вновь возрождается к жизни, восторгаясь прекрасным пением. Чтобы донести до слушателя контраст эмоций, исполнителям следует поработать над различным эмоциональным тембральным насыщением, а также использовать темповую динамику опираясь на указания композитора в аккомпанементе (например, в тактах 13-14 повтор ноты «соль» на staccato с форшлагами концертмейстеру желательно оба раза сыграть с расширением, что позволит солисту сделать естественное замедление). Хочется обратить внимание на исполнение последнего куплета – гимна любви, эмоционально единого, не содержащего в тексте контрастов. При исполнении этого куплета важно завершить романс на высоком душевном подъеме, отражающем силу красоты любви и музыки, во имя которых можно все забыть.

Гармоничное сочетание поэтического текста и его мелодического воплощения, форма и гармонический строй, а также идейное содержание романса «Она поет» – все это позволяет отнести его к высокому классическому жанру.


Романс «Лампада»

Романс «Лампада» – один из самых замечательных романсов Девитте – издан в 1831 году в Санкт-Петербурге в Музыкальном альбоме И.Романуса. Авторы книги «Распятый на арфе» полагают, что композитор написал этот романс несколько раньше, в восемнадцатилетнем возрасте, а также явился автором стихов, скрывшись за псевдонимом К. Т. (доподлинное авторство стихов не установлено). Образ лампады явился здесь символом неугасающей веры.

В музыке романса воплощён глубоко русский образ драматического и страстного искания веры. Уже во вступлении как мрачные фанфары звучат аккорды, погружая слушателя в роковую атмосферу хроматическим движением уменьшённых секстаккордов. Романс написан в классической куплетной форме, однако здесь Девитте воплотил принципы, характерные для крупных музыкальных форм – элементы симфонизма через новый гармонический приём: куплет начинается классически гармонически устойчиво с использованием тоники, субдоминанты и доминанты с возвратом в тонику, а во второй половине куплета нашло естественное музыкальное отражение движение от раздумья к взрыву энергии в длительном вокальном нисходящем пассаже на терцквартаккорде двойной доминанты с пониженной пятой и повышенной первой ступенями, после чего куплет заканчивается на доминанте и переходит в развитой драматический припев. Мелодия вокальной партии выстроена на широком движении, охватывает большой диапазон (до а2), требует хорошего владения дыханием, подвижности голоса. В фортепианном вступлении и заключении (они идентичны) содержится самостоятельная музыкальная тема, яркая, драматургически насыщенная. В куплете аккомпанемент поддерживает голос, тем самым передавая ему состояние внутреннего накала страстей. Такой приём музыкальной выразительности (также как и наличие в вокальной партии романса пассажей в местах драматического напряжения) присущ романсам М. Глинки («К Молли») и других композиторов первой половины XIX века.

Авторы книги «Распятый на арфе» полагают, что девиттевская «Лампада» произвела сильное впечатление на многих современников. Прослеживается влияние этого романса во многих произведениях, в том числе это стихотворение Е.Ростопчиной «Полуночница» (1832), стихотворение Ф.Глинки «Затмись, лампада» (1833), «Лампада» И.Грузинова (1849), романс П.Булахова «Гори, гори, моя звезда».

Романс Николая Девитте «Лампада» является совершенным музыкальным воплощением образа, созвучного душе каждого человека: в дни тоски и одиночества в душе всегда горит «лампада надежды». Это и делает эту музыку бессмертной.

Вышеприведенный разбор романсов Н.Девитте свидетельствует о том, что его вокальная лирика является примером музыки классического стиля XIX века. Форма, музыкальный язык композитора, структура романсов, выбор поэтического слова ставят сочинения Н.Девитте в один ряд с лучшими образцами русской камерной вокальной музыки «золотого века».

В наши дни учебная программа по истории музыки, а также программа по сольному пению (вокально-педагогический репертуар) всех ступеней российского музыкального образования включают в себя достаточно строго очерченный круг произведений композиторов, отнесенных мировой музыкальной критикой к числу классиков. В начале двадцатого века российские музыковеды проводили множество исследований эпохи «золотого века», открывали также и новые имена в Русской культуре. Несомненно, имя Николая Девитте постоянно встречалось во многих исторических документах, но композитору не суждено было получить признание.

Сегодня, в период восстановления исторической справедливости, нет никаких преград для открытия и изучения творчества нового для нас композитора. Музыка Николая Девитте уже исполняется людьми, которые берегут русскую культуру и содействуют ее распространению.

Первый авторский концерт из произведений Н.Девитте был организован 4 июля 1996 года в Доме Дружбы на Воздвиженке. Романсы, фортепианные танцы и стихи Девитте были исполнены Валерием Уколовым, Верой Журавлевой и Александром Широковым. Второй концерт был проведен теми же исполнителями в московском имении, где некогда жил Н.Девитте. Концерты имели безусловный успех.

10 января 2010 года на сцене ДК ГАЗа города Нижнего Новгорода состоялся ежегодный «Рождественский бал старинного русского романса», на котором нижегородская публика смогла впервые познакомиться с творчеством забытого автора – Николая Девитте. В концерте прозвучали 4 романса: «Она поет», «Лампада», «Не верь безумным увереньям» и «Тобой полна душа моя». Исполнили эти романсы солистка нижегородского камерного театра оперы и музыкальной комедии им. В.Степанова Анна-Елена Любовская (сопрано) и доцент Нижегородской государственной консерватории им. М.И.Глинки Ирина Шабордина (фортепиано). Позже в исполнении А.-Е.Любовской получили сценическую жизнь и другие романсы Н.Девитте: в концертах на центральной эстраде парка Сокольники (г. Москва), на сцене Большого концертного зала филармонии (г. Череповец) и нижегородских сценических площадках: в концертном зале Дома Актера, Дома ученых (концертмейстер – обладатель специальной премии им. Святослава Рихтера Геннадий Курсков), в зале Музея деревянного зодчества и в зале Сормовской районной библиотеки. В мае 2010 года романсы Н.Девитте в исполнении А-Е. Любовской прозвучали в эфире радио «РТВ Подмосковье» (Москва). В настоящее время Анна-Елена Любовская готовит музыкально-литературную программу «Неизвестные очи черные», посвященную романсам Н.Девитте, для участия в московском фестивале старинного русского романса «Ветка сирени» совместно с Надиром Ширинским - музыкальным и общественным деятелем, президентом ассоциации старинного русского романса «Изумруд», лауреатом Первого Всероссийского конкурса исполнителей русского и цыганского романсов памяти народного артиста России Николая Жемчужного.

Хочется надеяться, что произведения Н.Девитте не только зазвучат на концертных площадках, но и будут рекомендованы для включения в репертуарный список музыкальных учебных заведений.


Литература

  1. Алиханова Н. Писал как живет и жил как пишет. – Музыкальная жизнь. 2005 г. № 7.

  2. Пржиборовская Г. Возвращение музыки Николая Девитте. – Петербург. Летопись культуры и искусства. 2005. № 12.

  3. Сорокоумовская М. Забытый гений золотого века. – Музыка и время. 2003. № 1.

  4. Уколова Е.Л., Уколов В.С. Распятый на арфе. – М.: МАИ, 2001.

  5. Уколова Е., Уколов В. Собрание старинных русских романсов. Антология «Романсы Пушкинской поры» – М., 1993.

  6. Язвинская Е.Р. Музыкальный альбом начала XIX века. // Памятники культуры. Новые открытия. – М., 1989.


^ СЛОВО МАСТЕРУ-ПОЧЕТНОМУ ГОСТЮ НОМЕРА


© 2010 Андгуладзе Н.Д.


основные постулаты итальянской вокальной школы


Опираясь на собственный богатый опыт исполнительской и педагогической деятельности, а также основываясь на практическом и теоретическом изучении итальянской вокально-педагогической мысли, автор определяет основные постулаты итальянской вокальной школы.

^ Ключевые слова: голос, бельканто, постулаты.


Искусство и методология эпохи бельканто давно привлекают внимание музыкальной общественности. Это понятно, ибо становление и наивысшие успехи итальянской певческой школы связаны именно с исполнительским стилем бельканто. Как известно, итальянская певческая школа оказала большое влияние на развитие вокальных традиций разных стран (Франции, Австрии, России, Германии и др.). Расцвет бельканто обнимает почти два столетия: от начала XVII века до конца XVIII. Это период безраздельного господства виртуозов на мировых оперных сценах. В эту же пору формируется два основных очага воспитания виртуозных певцов: Болонская школа, связанная с именами Пистокки и Бернакки, и Неаполитанская школа, наивысшее развитие которой приходится на время деятельности выдающегося композитора, певца и вокального педагога Порпоры.

В связи с дальнейшим развитием оперного искусства и в стиле бельканто произошли ощутимые изменения, но в своей сущности новая итальянская певческая школа основывается на приобретениях стиля бельканто, особенно в сфере вокальной методологии. В этом смысле знаменательно, что трактат Мануэля Гарсия - младшего «Певческое искусство» считается, с одной стороны, итоговым исследованием эпохи бельканто, а с другой - первым и основополагающим трудом новой итальянской певческой школы.

На методе Гарсия были воспитаны многие поколения певцов и вокальных педагогов. Этот труд не потерял своего значения и в наши дни, более того - целый ряд основополагающих проблем, уровень разработки вопросов и метод их освещения и ныне признаны весьма актуальными.

Таким образом, искусство бельканто является органическим и основным компонентом итальянской певческой школы, но последнюю нельзя отождествлять с бельканто. Несмотря на то, что в вокальном искусстве конца XIX, а в особенности XX века, произошло множество важных изменений, жизнетворные традиции бельканто не потеряли своей силы, более того - все, что является истинно ценным в современном певческом искусстве Италии, непосредственно связано с вековыми традициями классического бельканто, с исполнительскими, методологическими и теоретическими достижениями эпохи бельканто.

Сегодня, когда в западном музыкальном мире ультрасовременные течения принизили певческое искусство, когда потоку авангардистской музыки противостоит здоровая тенденция сохранения, возрождения и дальнейшего развития лучших певческих традиций, освоение теоретического и методологического наследия прошлого представляется особенно важным.

Кроме этого, в результате углубленных научно-экспериментальных изысканий с широким применением современных исследовательских методологии и аппаратуры стало возможным пролить новый свет на творческое наследие величайших певцов и выдающихся педагогов прошлого.

Основным источником исследования певческого искусства эпохи бельканто, в первую очередь, является вокальная музыка того времени, творчество композиторов XVII и XVIII веков, многие из которых одновременно были и певцами. Кроме того, большое значение имеют теоретические трактаты по вокалу, дошедшие до нас, к сожалению, в весьма ограниченном количестве. Из последних приведем лишь самые основные: Този, «Мнения о старых и новых певцах, или наблюдения за фиоритурным пением» (1723); Манчини, «Практические соображения о фиоритурном пении» (1777); Марчелло, «Современный театр» (1720); Менгоцци, Гара, Керубини и др., «Певческий метод парижской музыкальной консерватории» (1803); Манштейн, «Система великой певческой школы болонца Бернакки» (1835).

В трудах Дюпре, Делле Седие, Ламперти и других также отображены традиции староитальянской вокальной школы. Исследования Аржери и Гольдшмидта специально посвящены изучению методологии указанной эпохи. Анализ отдельных вопросов встречается в трудах Ракеле Маралиано Мори, Хериота, Леонези, Гары, Сильвестрини, Лаури-Вольпи и других.

Особенный интерес представляет фундаментальное исследование В.Багадурова «Очерки из истории вокальной методологии».

У нас была возможность изучать итальянские первоисточники под руководством Эудженио Гары, и на этом основании ознакомиться с проблемами теоретического, методологического и исторического характера. Кроме этого, во время систематических занятий у маэстро Дженнаро Барра в течение стажировки в миланском театре «Ла Скала» (1961-62) мне пришлось проработать все узловые вопросы. Знаменательно, что сам рабочий метод Дженнаро Барра основывается на принципах, которые были разработаны в начале века такими представителями Неаполитанской школы, как маэстро Верджине и известный тенор Фернандо де Лючия.

На основании всего этого стало возможным сформулировать основные постулаты итальянской певческой школы, на которых построено все здание этого учения, и в особенности, методология технического совершенствования певца.

Вот эти постулаты:

^ 1. Il canto è riflesso – пение рефлекторно.

Итальянская школа рассматривает пение как рефлекторный процесс, подсознательное инстинктивное или импульсивное проявление, природа и содержание которого эмоциональны, а не познавательны.

На этом утверждении основывается целая система методологических предпосылок, которая охватывает все стороны физического, технического и эмоционального становления, воспитания и развития певца.

Под «физическим» мы понимаем дыхательную систему, гортань и горло, резонаторы. «Техническое» подразумевает характер эмиссии, владение регистрами, применение нюансов, филировку, кантилену и подвижность, способность менять тембры и колориты, полноту диапазона и постоянство или регулярность звучания. «Эмоциональные» свойства охватывают комплекс певческой возбудимости, который, в свою очередь, требует соответственной технической подготовки, определенного уровня мастерства. Поэтому «техника – неотъемлемая часть певческого искусства» (la tecnica fa parte dell'arte) – говорит Аурелиано Пертиле.

Понимание рефлекторной природы пения снимает опасность созерцательного или волюнтаристского подхода к нему как с теоретической, так и с методологической точки зрения. Практически это означает, что певец поет согласно выработанным певческим рефлексам, а не следует собственным убеждениям или воле. Певец не в состоянии менять свое пение, его манеру произвольно или в соответствии с собственными представлениями. Существенно здесь имеется в виду не пение вообще, а процесс организации звука, доведение его эмиссии до автоматизма. В противном случае было бы слишком легко настроить собственную манеру пения по заранее данному образцу.

С этим же постулатом непосредственно связана характерная для итальянцев свобода пения (спонтанность – если буквально перевести итальянский термин), его органичность и великая сила эмоционального воздействия.

^ 2. Si canta col meccanismo, non colla voce – пение происходит при помощи механизма, а не голосом.

Понимание обусловленности певческого звука определенным механизмом - выдающееся достижение итальянской мысли. Животворное значение этого постулата очевидно как для процесса обучения пению, так и для профессиональной деятельности певца.

В лучших итальянских школах работа ведется не посредством эксплуатации природных ресурсов, а за счет выработки и развития в певце соответственных механизмов. Известный тенор Д.Лаури-Вольпи в одной из своих книг задается вопросом: «Каково же назначение школы?» Он сам же и отвечает: «Создать инструмент!».

В связи с этим необходимо заметить, что всеобщее впечатление, будто у итальянских певцов одинаковые голоса, происходит не оттого, что природные голоса похожи друг на друга, а потому, что лучшие представители итальянской школы могут овладевать идентичными певческими механизмами. Сами голоса могут быть и отличными друг от друга (таковыми они и являются!), но сходство создается благодаря одинаковому пониманию, овладению и управлению певческим механизмом. С этой точки зрения весьма важен труд П.Гуэты «Пение в своем механизме».

Понимание певческого аппарата как механизма не чуждо и другим певческим школам, но только итальянская школа обращает особенное и преимущественное внимание на выработку этого механизма в процессе обучения.

Поэтому итальянской исполнительской манере не свойственна форсированная эмиссия звука. Высоту и энергию тона создает не произвольная мышечная система, а автоматически действующий механизм. Так, например, если для других школ достижение высоких слоев диапазона происходит за счет форсирования центрального регистра (механическое увеличение давления, усиление пресса), итальянская школа достигает того же незаметной сменой регистров (так называемое переключение регистра). Таким образом, звуки среднего регистра и соответствующие им механизмы уже не применяются в несвойственной для них тесситуре.

^ 3. Il fiato nel canto è inversivo – дыхание в пении обратимо.

Указывая на непрямой, обратимый характер дыхания, итальянская школа подчеркивает такое свойство дыхательной, респираторной компоненты пения, которое отличается от обыкновенного жизненного дыхания.

В пении применительно только такое дыхание, которое совершенно превращается, трансформируется в певческий звук, музыкальный тон. С другой стороны, за истинно вокальный можно принять только тот тон, который возникает в результате собственно респираторной организации без какой-либо иной мышечной форсирующей примеси.

Подобное понимание певческого дыхания находит свое совершенное объяснение с физиологической точки зрения в теории Работнова, которая известна под названием «парадоксального дыхания» [1].

Известно, что теории Работнова в свое время пришлось преодолеть множество препятствий. В последнее время число ее сторонников возрастает (П.Органов, М.Фомичев, Н.Жинкин, В.Морозов, М.Нозадзе и др.). Мы укажем лишь на два момента этого подхода.

В пределах миоэластической теории голоса теория Работнова действительно выглядела «парадоксально».

Интересно, что Работнов почти вплотную подошел к такому пониманию певческого механизма, которое впоследствии было выработано нейрохронаксической теорией голоса (Юссон, 1950). В пределах этой теории понятие «парадоксального дыхания» обретает полное оправдание, входит в теорию как ее неотъемлемая часть.

В певческой практике и вокальной методологии теория Работнова находит свое адекватное практическое применение лишь в «обратимости» дыхания, давая ему физиологическое подтверждение.

^ 4. Chi sa cantare sul serio, sa portare la voce in testa - кто по-настоящему умеет петь, умеет переносить голос в голову.

Итальянская вокальная школа из всех голосовых регистров, с точки зрения организации голоса, считает ведущим так называемый головной регистр (la voce di testa). Только соответствующим применением головного регистра становится возможным создание звука с теми тембровыми, колоритными, позиционными и техническими свойствами, которыми отличается звуковой эталон итальянской школы от других вокальных традиций.

Например, тембровая равномерность достигается при помощи участия головного регистра во всем диапазоне голоса. Также и постоянство высокой позиции голоса потенциально обеспечивается, если в процессе пения задействован механизм головного регистра (само собой, исключается необходимость отдельного прорабатывания специальных технических приемов для получения высокой позиции).

Считаем необходимым заметить, что для итальянской традиции сущность головного регистра не тождественна с понятием фальцета, которое господствует как в теоретических трактатах XIX и XX веков, так и в каждодневной певческой практике.

Акустически и физиологически звук головного регистра обладает совершенно независимым тоном и механизмом. Точное определение сущности головного регистра дано только в единичных трудах (Този, Гарсия, Леонези), а фактически встречается лишь в практике некоторых итальянских педагогов (Ломбарди, Вентури, Лопарди, Барра).

^ 5. Il suono può essere orizzontale e verticale – звук может быть горизонтальным и вертикальным.

Одним из способов овладения звуковой эмиссией является четкая дифференциация горизонтальной и вертикально звуковых проекций.

Горизонтальный звук вырабатывается благодаря целому ряду технических приемов:

  1. специальная позиция губ (так называемое горизонтальное раскрытие рта – Гарсия, Дюпре, Лаури-Вольпи и др.);

  2. фиксированное положение корня языка и гортани (Тоти даль Монте и др.);

  3. принятие головного регистра в горизонтальном разрезе (так называемое закрытие звука на улыбке, округление звука с сохранением блестящего колорита (Гарсия) и «техническая улыбка» – sorriso tecnico (Лаури-Вольпи);

  4. выработка светлого (chiaro) колорита – преимущественного способа для достижения легкости эмиссии;

  5. переход к темному тембру лишь после выработки светлого колорита.

Поэтому итальянская певческая практика различает головной и грудной темные колориты (scuro di testa, scuro di petto) и отдает преимущество первому.

Темный тембр, выработанный в позиции светлого, не теряет легкости и, таким образом, не препятствует гибкости голоса, обеспечивая при этом целостность кантилены.

^ 6. Prima risonanza, poi pronuncia – Вначале резонанс, потом произношение.

И теоретики и практики итальянской вокальной школы считают возможным переход на выработку произношения только после точной и твердой резонаторной организации певческого звука. Берлиоз как-то сказал: «Лучше выть в драме, чем разговаривать в опере». Слишком большое внимание, обращенное к речевым элементам, всегда вызывало принижение собственно вокала.

Из резонаторных зон основными являются фронтальная и лабиальная резонаторные зоны. Фронтальная зона более подходит горизонтальному звуку, а лабиальная – вертикальному. Несмотря на это, вырабатывается разнообразное сочетание вариантов, как с точки зрения резонанса, так и проекции. При таком разнообразии постоянство и твердость эмиссии обусловлены обратимостью дыхания и фиксированным положением гортани (см. пост. 3 и пост. 5 пункт б).

Все эти и многие другие теоретические соображения практически разрабатывались в школах и музыкальных академиях, органически соединялись с певческой практикой. Внимание педагогов вокала было обращено к тому, чтобы в воспитанниках воплотились эти принципы. С течением времени в Италии выработалась некоторая модель процесса обучения пению, которая с некоторыми изменениями применялась как в Италии, так и за ее пределами (здесь мы ссылаемся на книгу Лаури-Вольпи «Параллельные голоса»).

Учебный цикл, как правило, длился 7 лет. Годы распределялись таким образом: 2 года – вокальный инструмент (lo strumento vocale); 4 года – вокальная техника (la tecnica vocale); 1 год – вокальные стили(gli stili).

Из этого соотношения видно, какое большое время уделялось инструментально-технической стороне воспитания голоса. Ясно, что после такого обучения технически совершенно вооруженный, обладающий здоровым и сильным певческим аппаратом певец свободно одолевал вокальный материал такой сложности, взяться за который посмеет мало кто из современных певцов (здесь мы упомянули бы Ренату Скотто, Джоан Сазерленд, Марию Каллас, Эбе Стиньяни, Джульетту Симионато, Фьоренцу Коссото, Джанни Раймонди, Альфредо Крауса и других). Также интересен распорядок дня певца, его режим работы. Ангус Хериот в своей книге «Кастраты в оперном театре» приводит распорядок дня Кафарриелло: утром 1 час – вокальные упражнения большой сложности; 1 час – изучение текста; 1 час – певческие упражнения перед зеркалом для контроля за положением тела, движениями, жестикуляцией и мимикой, особенно для управления певческой динамикой лица; после обеда 0,5 часа – изучение теории пения; 0,5 часа – упражнение в контрапункте и импровизации; 1 час – письменные упражнения по контрапункту; 1 час – изучение текста.

Хериот подчеркивает, что в тогдашних школах теоретическим занятиям в вокале уделялось не меньшее время, чем ежедневной практике голосовых упражнений. Это положение вещей обусловило непрерывный характер итальянской вокальной традиции, как в области певческой практики, так и теории вокала.


© 2010 Андгуладзе Н.Д.

1   2   3   4   5   6   7



Похожие:



Если Вам понравился наш сайт, Вы можеть разместить кнопку на своём сайте или блоге:
refdt.ru


©refdt.ru 2000-2013
условием копирования является указание активной ссылки
обратиться к администрации
refdt.ru